Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Как голосуют на Руси и почему нам кажется, что всегда неудачно

Кирилл БАКУРКИН   
17.03.2017

Своим умозаключением по каждому более-менее удачному поводу: «Вот в ЖКХ всё точно так же!» — я всем своим знакомым уже надоел, как минимум, но таки-да: мир, в котором мы живем, математически — не кривая Гаусса, это множество Мандельброта. Если Нассим Талеб ещё не всех замучил этой банальностью, которую, тем не менее, никто не хочет видеть, то я добавлю. Иди и смотри*.

Сейчас собственники квартир по весне голосуют ежегодно. Поводов, как правило, много — изменения в законодательстве, которые требуют таких же изменений в договорах, утверждение планов текущего ремонта и разнообразное «прочее». В сущности, ничего особо судьбоносного, но как только заканчивается голосование, у тех, кого оно коснулось, остается стойкое ощущение, что результат выборо… то есть, тьфу, поквартирного голосования — сфальсифицирован.

Есть смысл, конечно, привести примеры. Итак, девятиэтажный жилой дом — «китайская стена»: голосование прошлого года по текущему ремонту. В повестке «детский городок», кровля, ремонт пары подъездов и парковка, то есть, ремонт одного подъезда и парковка или ремонт двух подъездов без парковки. Или ремонт двух подъездов и парковка, но с другим тарифом. То есть, интрига есть.

Что происходит в момент голосования? Я, разумеется, про заочное голосование, потому что на очное можно собрать только двухэтажный, двухподъездный деревянный дом на 12 квартир, а в «китайской стене» на 280 квартир вывести на улицу хотя бы 50% собственников — фантастика и майдан. Так или иначе, разумеется, все голосуют за детский городок и кровлю. И, конечно же, предложение повысить тариф — заплатить больше за всё и сразу, как правило, даже не рассматривается жильцами.

Но с обустройством парковки и/или ремонтом подъезда всё гораздо сложнее. Те, кто живет на нижних этажах (т.е. с 1 до 4 этажа), себе не врут. Они знают, что это никакая не парковка — это стоянка, на которую их соседи впихают максимум автомобилей. Сколько их может быть? Ну, вот, я сам живу в «полустене» и зимними утрами под моими окнами разогреваются, примерно, 65 автомобилей. Не одномоментно, конечно, но в течение часа они разъезжаются. Живу я на 10-м этаже, и чаще всего до моих окон выхлоп не добивает. Но те, кто живет на первых этажах, нюхать стоянку не желают, и, разумеется, голосуют «против». Особенно те, кто живет в подъезде, который не будут ремонтировать, если будут делать парковку. При этом, основываясь на своём повседневном опыте и общаясь с соседями по лестничной клетке своего этажа (да, у нас преимущественно именно такое «горизонтальное» общение – остальных соседей лифт проносит мимо этих этажей – чувствуете как к слову «лифт» хочется добавить ещё слово «социальный»?), они полагают, что весь дом против парковки – стоянки. Почему? Потому что на их «горизонтали» все голосовали «против». Вспомните — «...Никто, из тех, кого я знаю, не голосовал за Путина».

Жителей верхних этажей (вот здесь не ищите в словах «верх» и «низ» каких-либо аналогий) численно больше и они не знают о парковочной вони. Ну, то есть, у них есть информация, но нет долговременного опыта проживания внутри этой ситуации. Они голосуют «за» парковку. Мало того, они уверены, что и нижние этажи проголосовали «за». В их понимании необходимость парковки очевидна.

Наступает «День «Ж». Во двор въезжает тяжелая техника. Она сгребает бордюры, и разравнивает часть дворового газона. Следом самосвал вываливает кузов щебня. Приходят рабочие… И тут на улицу со множеством риторических вопросов выходят жители первых этажей, усиленные бабушками с тростями.

Начинается вполне реальная потасовка между рабочими и жителями нижних этажей. Рабочие отступают. Это не их интересы и вообще их родной дом в Таджикистане. Меж тем, с флангов к «первоэтажникам» заходят жители верхних этажей. Вот тут и самое время для «оранжевой революции», ибо буквально и «низы» созрели, и верхи хотят. Но приезжают представители городской администрации и управляющей компании, которые разрешить этот конфликт не могут (просто потому, что когнитивные искажения и межличностные отношения не в их компетенции). Тем не менее, демонстрация документов (бюллетеней по прошедшему голосованию) и декламирование законодательных актов заставляет всех скрыться по квартирам.

Проходят сутки. Ровное время для того, чтобы у жителей нижних этажей сложился прочный и безысходный конструкт — «кто-то дал управляющей компании на лапу, она и подделала бюллетени». Работы начинаются, и еще через день парковка — стоянка готова. Всё. Почти всё. С некоторым раздражением жители верхних этажей отмечают, что «нижнеэтажники» стоянкой пользуются, пожалуй, не менее активно, чем те, кто её истинно хотел и за неё боролся. То есть, оппозиция и лоялисты в любом случае остаются равными выгодополучателями, в том числе и в ощущении морального превосходства друг над другом.

Аналогии, думаю, каждый способен провести самостоятельно, но повторюсь — мир, в котором мы живем, это не кривая Гаусса, это множество Мандельброта — малое повторяется в большом и наоборот. Из истории, которую вы сейчас прочитали, выглядывают — ни больше, ни меньше — мировые события последних трёх лет.

ОТ ЭТОГО ЖЕ АВТОРА: ВЕСЬ ЦИКЛ:

...Однако вернемся обратно во двор – к модели мира. Попытка разобрать её и собрать заново и правильно – ни к чему не приводит. Эта модель, собранная экономическими инструментами (когда собственники голосуют за повышение тарифа и ремонт всех подъездов, парковка – стоянка не обустраивается вообще и вводится строгий лимит на время пребывания автомобиля во дворе) – совершенно не работает в социально – психологической сборке (когда тариф снижается, за ремонт платит кто-то другой, а право на стоянку автомобиля получает самый уважаемый – и не спрашивайте, кем именно уважаемый).

Есть замечательная книга Максима Трудолюбова «Люди за забором. Частное пространство, власть и собственность в России». И в этой книге, если отбросить конкретные (и справедливые) претензии к власти, есть замечательная мысль о том, что «матрица» государства, созданная столетиями, не демонтируется на раз. После революций, смены режимов и с приходом демократии она возобновляется. И, откровенно говоря, проблема даже шире, чем представляет её автор.

Развитие экономики, науки и техники – всё материальное, значительно обгоняет сознание основной массы людей, которая должна осознать перемены нематериальными методами. Было на нашей планете время, когда люди мыслили категориями мифов (я в курсе, что оно не кончилось), было время, когда земляне мыслили категориями механики, поскольку жили в мире механики. «Сейчас заменим пару шестерен в государстве, и всё заработает иначе» — это могло быть цитатой из несказанного вслух Марксом, Энгельсом и Лениным. С открытием невидимых глазу электромагнитных полей и появлением психологии как науки, мир оказался уже не таким прямолинейным и явным, но попытки переустроить его в новом свете проваливаются снова. Каждый раз человечество достаточно долго «обрабатывает» свои же собственные открытия и приходит к приемлемым выводам с большим опозданием, похоронив по пути миллионы себе подобных. Сегодня мы видим, что мир состоит из самоповторяющихся подобий и некоторые явления, которые нам казались следствием, на самом деле — причина.

Тут надо как бы подытожить и я буду краток. Не бывает правильного или неправильного выбора, верного или неверного голосования. К чему этот перфекционизм? Существует только движение от условно «неправильного» к условно «правильному» и/или наоборот. Это движение порождает события – конфликты, суть которых только отсчет времени, поскольку, если нет события – нет времени. Да, именно такой буддийский масштаб: от жилого дома к космосу.

_____________________________________________

*Откровение апостола Иоанна Богослова (Апокалипсис). Про Гаусса и Мандельброта надо читать отдельно.

 

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПО НЕДВИЖИМОСТИ