Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Капремонт и признаки войны

Кирилл БАКУРКИН   
26.11.2015

Про капремонт, бога Ора, краудсорсинг*, про то, как мы потеряем страну, если не…

По ощущениям обывателя, программа капремонта трещит по швам: никто не хочет платить, в разных регионах возникают прецеденты судебных разбирательств, в конце концов, она просто кажется преступной и «пирамидальной». Обыватель ждёт, когда наконец всё это безобразие вскроется и восторжествует справедливость. Но этого не будет. А будет так, что либо мы уже поймем, что капремонт делать нужно и занятие это затратное, или будем жить в другой стране с другим названием.

Что вызывает опасения и не нравится людям?

Давайте поймем, что значительная часть населения просто не может точно сформулировать свои претензии. Есть какое-то недоверие к капремонту, какая-то часто просто не проговариваемая «нелюбовь», но откуда она проистекает, не все понимают, поэтому есть смысл конкретизировать эти ощущения в понятные слова.

Первое

Размер платы. «По данным ВЦИОМ, 50 % граждан РФ заявляют, что для их бюджетов это неподъемная сумма».** Думаю, цифра в 50% несколько завышена. Полагаю, что большинство людей отвечали в ходе опроса, руководствуясь не реальными тратами, а раздражением, вызванным самим фактом их существования. Я, например, плачу за капремонт за свою трехкомнатную квартиру 550 рублей в месяц. Я тоже недоволен размером платы, но теоретически я понимаю, что это 7 пачек сигарет или пять бутылок пива и закуска к ним, или одна бутылка хорошей водки без закуски, а если измерения проводить в обязательных продуктах и услугах, то это 1,5 недели питания старшего ребенка в школе или всего 1 неделя оплаты за детский сад младшего, или 2 недели интернета и телевидения, или чуть больше килограмма мяса. Потому и не пью.

Второе

Сроки капремонта. Я уже писал, но не здесь (потому просто скопипащу, стыдясь), о том, что хотим мы этого или нет, но политическая, а часто и экономическая ситуация в нашей стране прежде всего зависит от личности, которая находится в должности генерального секретаря или президента (в сущности, «монархия» после 1917 года не исчезла). И каждый раз по ходу истории смена руководства страны вела или к радикальной смене политического или экономического курса, или же к небольшим переменам, которые, тем не менее, постепенно меняли вектор развития государства — и, в итоге, отменяли или корректировали прежний курс.

А вот теперь задумайтесь: за последние 98 лет нашей истории дольше всех у власти был Иосиф Сталин (29 лет), а так называемый брежневский застой продлился всего 18 лет. Вот эти 18 лет из 98-ми были единственным временем, когда страна не переживала каких-либо потрясений (кризисов, глобальных реформ, войн в стране или близко от её границ).

При этом слово «стабильность» в России стало обретать отрицательные коннотации, поскольку на уровне народной памяти закрепилось убеждение в том, что ничего хорошего после долгой безмятежности, когда с северной стороны уже отрастает мох, не бывает (и это правда). Это очень плохо для страны, поскольку подавляющее количество моих соотечественников уверено, что через 15-20 лет в России, а то и раньше и внезапно, все будет иначе и, скорее всего, никому не удастся избежать потрясений, и деньги как всегда исчезнут.

Подчеркну, я не кликушествую. Это не мы такие. Это опыт у нас такой. Я просто описываю, пусть поверхностно, менталитет простого человека, которому Фонд капитального ремонта предложил заплатить на 20-40 лет вперёд.

Третье

Практическая непрозрачность фондов парадокс при их формальной прозрачности. И да, на самом деле вся эта история с капремонтом напоминает ваучерную приватизацию и массовую систему образования.

Поясню.

Сейчас в это сложно поверить, но «отцы» ваучеров действительно хотели «как лучше». Просто никто не знал, «как надо». К слову, до сих пор непонятно, как быстро перейти от социализма к капитализму в стране с 11-ю часовыми поясами. А, например, массовой системе образования всего каких-то 200 лет. И никто до сих пор не знает, какой она должна быть. Она разная в каждой стране, никому не нравится полностью и окончательно. Чувствуете нечто общее? Да, общее - это массовость, беспрецедентность и размер «мероприятия». Как только «нечто» приобретает глобальные черты, оно становится непрозрачным по определению. Это как купить себе участок поверхности Луны. Вы будете видеть Луну без всяких ограничений полностью в каждое полнолуние (и вместе с вами ещё миллиарды людей), но никогда не сможете рассмотреть свой участок. Даже когда вас подведут к телескопу и покажут это место на поверхности, оно не станет «человекоразмерным», то есть не приобретет свойств для понимания, осязания. Вы никогда не сможете понять, плох или хорош этот участок и насколько приличные люди ваши соседи.

Четвертое

Зачем вообще нужен этот капремонт? Всё вышеприведенное вызывает большие сомнения в экономической обоснованности взносов и самого факта их существования. Равно как и 20-23 года (в некоторых регионах из платежки строка «капитальный ремонт» исчезла в начале 90-х годов), прошедшие без понимания термина «капитальный ремонт», вызывают сомнения в его необходимости. Напомню, 23 года – это почти поколение, и есть люди, которые выросли и уже родили детей, ни разу не услышав слово «капремонт» применительно к своему дому.

Что происходит на самом деле?

Первое

Государство никогда не будет оплачивать 100% капитального ремонта. С этим надо просто смириться. Даже 50% или 30% оно не потянет, ибо в целом по стране речь идет о триллионах рублей. Почему? Ещё раз напомню, в некоторых регионах из платежки строка «капитальный ремонт»*** исчезла в начале 90-х годов. Считать финансирование капремонта по ФЗ-185 государством в 2007 – 2013 гг. мы не будем, хотя работа была проведена большая.

Что это означает? Цитата: «…<если> средний срок жизни современного капитала (включая и дороги, и жилье, и инфраструктуру) составляет пятьдесят лет, то ежегодная амортизация (естественная убыль) капитала составляет 2%, то есть за тридцать лет мы (Россия – прим. авт.) потеряли около 80% основного капитала».**** Конечно, в случае с капремонтом прошло не 30 лет, а «всего» 23-25 (в разных регионах), но потеря даже в 60% капитала уже критична. Ещё цитата: «На ремонт жилого фонда страны требуется 10 трлн рублей. Всего в России 3177 млн кв. м жилья, из которых, по оценкам экспертов, 60% (1906 млн кв. м) нуждается в ремонте».***** Напомню, ВВП России в 2015 году ожидается в размере 67 трлн 569 млрд рублей (гораздо меньше, чем в 2014 году), то есть 10 трлн – 14% ВВП России. Сколько это? Это гораздо больше, чем ежегодно тратится на образование и медицину, вместе взятые.

Второе (вытекает из первого)

Никто не отменит эту программу. Не надейтесь. Никаким решением суда. Не тратьте время на петиции и письма президенту. Он всё знает и без вас. Скажите спасибо, что государство тянет огромную и тяжеленную программу переселения их ветхого и аварийного жилья, хотя теоретически люди, которые в нём живут, должны как бы «стараться» купить квартиру в новом доме. Но, слава Богу, все понимают, что практически это невозможно.

Третье

Исполнение программы хромает. Большинство регионов России «демонстрируют неспособность распорядиться собранными деньгами. "Краткосрочные программы ремонта не выполняются: на 1 октября отремонтирована только треть из запланированных в этом году домов. По всей стране собрали 78 млрд рублей за два года, а потратили только 40 млрд»**, и это при том, что эти деньги были нужны на ремонт, как говорится, «ещё вчера». И, кстати, 78 млрд - это 7,8% от потребности в 10 трлн рублей, то есть пока траты на капремонт догонят 2011 год, за эти годы амортизация составит ещё 20-30%. Однако вспомним, что это только средняя «хромота» по больнице. Иркутской области, наоборот, не хватает средств.

Четвертое

Сама программа не идеальна, при том что идеалистична. По ходу её реализации возникают вопросы, на которые сложно дать ответ. Например, глобальный вопрос - какие дома имеет смысл ремонтировать, а какие уже нет? Разумеется, речь не идёт о ветхом и аварийном жилье, речь идет о жилье, которое станет таковым через 5-10-15 лет. Имеет ли смысл вкладывать деньги в эти дома, при том, что они ещё не ветхие? И как долго государство будет переселять из ветхого жилья за свой счет? Стоит ли ждать, пока они станут ветхими, а если не стоит, то что делать дальше?

Есть вопросы чисто технического характера, менее глобальные, и их очень много. Например, замена общедомовых магистралей влечет за собой замену внутриквартирных труб-стояков, но как это организовать, как провести, если, например, кто-то просто не хочет, а кто-то хочет, но у него трубы закрыты коробом? Можно ли выполнять работы на 50-90%? Но капремонт ли это тогда?

Что делать с утеплением фасадов и их покраской? Делать ли благоустройство придомовой территории с расширением парковочных мест, и если да, то как угодить тем, кто хочет видеть на этом месте газон (сразу скажу – такое возможно). Мелких вопросов – уйма, но они не имеют ответа. Некому отвечать и анализировать.

Пятое

Кажется, мало кто отдает себе отчет в том, что глобальная программа капремонта – первое, что граждане страны делают сообща, все и разом. То есть, даже не спутник запускают, не атомную бомбу делают (говоря другими словами, живут в своей рутине, а только по готовности великого «изделия» узнают, что это итог работы всей страны), а просто уже наконец-то ремонтируют свои дома, что уже немало.

И потому у этой программы есть два выхода – либо она начнёт работать более-менее четко, либо рухнет и увлечет за собой всю страну. Я не преувеличиваю. Именно так. Не стоит недооценивать общее дело, в которое каждый гражданин, независимо от желания, делает свой вклад. Это изначально опасное мероприятие. Почти как война – поскольку она протекает по сценарию: хочешь или нет – принимай участие.

Кому тут не нравится капремонт?

Важно понять, как эмоционально граждане реагируют на программу капремонта. Со мной можно соглашаться или не соглашаться, но для себя, основываясь на опыте работы в ЖКХ, я выделил несколько категорий отношения наших граждан к этому «мероприятию».

Первая категория

Около 20% – адепты секты «Крикуны», которым все равно, что случилось – убежало молоко, обрушилась половина дома или в интернете встретилась картинка-баян – крик по любому из поводов будет одинаков по громкости и напряжению. Разговаривать с ними, как и с любыми сектантами, бесполезно - как в реальности, так и в интернете. Никакие разумные аргументы им просто не нужны. Они совершенно не хотят вникать ни в суть проблемы, ни в пути её решения, подавляющее количество их «убийственных» аргументов – собственные фантазии, неодолимые ничем. Им важно просто орать.

Это такой психотип, «крикуны» этой пустой эмоцией просто живут, это их топливо для мятущегося ума, при этом они полагают, что оперируют какими-то стройными и логичными конструктами.

В «фейсбуках» полгода назад появился пост-картинка (очередная «икона» «секты» с присказкой о том, что якобы её отовсюду удаляют) о том, как некий дом наберет за 10 лет сумму в сотню с лишним миллионов рублей, с якобы расчетами, исходящими из площади дома. Теперь эта картинка появляется везде и, разумеется, никто не обращает внимание на то, что площадь этого дома соответствует 13 девятиэтажным шестиподъездным домам (в сущности, это микрорайон). Под расчетами поднялся соответствующий крик (орфография и пунктуация сохранены): «это АФЁРА-А-А!!!», «Берут деньги низачто!», «Это ПИРАМИДА!!!!» и т.п.

Вой собрал несколько десятков «лайков», полсотни комментариев, после чего я решил вставить свои «пять копеек» – написал про реальные площади большинства жилых домов, о том, что во всех региональных программах есть возможность накапливать суммы на индивидуальных счетах, надо только (если уж так велика забота о родном доме, что прям люди в рвотный крик срываются) собраться и организовать ТСЖ.

Некоторое время в комментариях от таких «новостей» стояла обалдевшая «тишина». И вдруг одна дама, похожая на бота, написала: «Кирилл Бакуркин, а не лучше ли вам помолчать?». И тут я понял, что ни больше ни меньше – нарушил храмовое служение богу Ору (поскольку в момент коллективного крика его адептам думать запрещено) и оскорбил чувства «верующих».

Да, каюсь, даму послал на БАМ. Почему? Сейчас поясню. Да, толка от адептов секты бога Ора нет никакого, но вред большой. Всё, о чем они орут, на самом деле простейшие словесные конструкты, с пусть иногда парадоксальной, но между тем банальной логикой, однако благодаря эмоциональности исполнения они хорошо ложатся на полушария «молчунов». При этом два поклонника Ора – это уже толпа, и любой попавший в неё и даже стоящий молча, но рядом, уже её часть и такой же невменяемый поклонник (таковым я и стал по ходу дискуссии).

Вторая категория

Да, это те самые «молчуны». Их до 80%. Они, может быть, платят (или не платят), но молчат, готовые в любой момент примкнуть к почитателям Ора. Для молчания у них множество причин. И по этим причинам они делятся на множество групп и подгрупп, которые для нас сейчас не важны. Важно то, что некая часть из этих 80% потенциально способна развить ситуацию с капремонтом в конструктивном векторе.

Эти 80% - опора программы (даже если они и не платят), поскольку это та часть, с которой ещё можно говорить, и она способна воспринимать какие-либо аргументы. Если секта Ора поглотит хотя бы половину от этих 80%, последствия могут быть совершенно непредсказуемыми. А процесс поглощения в данный момент идёт неумолимо.

Как всё исправить?

Давайте снова и последовательно будем реалистами. В очередной раз посмотрим правде в глаза.

Государство и любая его структура никогда (при всякой власти) не умела и не умеет работать со своими гражданами. То есть, без популизма, аргументировано и последовательно пояснять пути развития, очерчивать перспективы. Не потому, что государство якобы плохое, а потому, что это изначально не его функция. А плохо на самом деле то, что государство не понимает важность работы с гражданами. Нет, не пропаганды самого события, а именно работы с людьми – ежедневной и нервной рутины. Вдобавок, с появлением капремонта эти самые граждане стали ещё и потребителями, которые требуют и будут требовать соответствующего отношения.

Но при этом государство искренне удивляется всеобщей безграмотности населения в достаточно «узких» вопросах. Такое ощущение, что государству постоянно подсовывают каких-то не тех граждан. Вот, например, заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Андрей Чибис настаивает, что многие претензии возникают от элементарного незнания собственниками своих прав и обязанностей**.

Но давайте и здесь будем реалистами.

Признаюсь, я когда-то тоже возмущался тем, что люди не хотят ничего знать о правах и обязанностях, касающихся сферы ЖКХ, пока не поставил себя на место человека, который с ЖКХ никак не связан, и понял, что значительную часть граждан с таким же успехом можно упрекнуть в незнании правил собаководства, судовождения и бухгалтерского учета. На самом деле никто не будет знать эти правила и обязанности, тем более самое главное – чувствовать меру своей ответственности, если ему это не интересно или если он не является выгодоприобретателем от этого знания.

На вопрос о том, как сделать из безликого, озлобленного субъекта, который с понятным подозрением отдает деньги «неизвестно куда и зачем», действительно грамотного потребителя, я сейчас попытаюсь ответить.

Первое

Фонд, дай порулить! Предложите людям создать свою программу, путем внесения изменений в имеющуюся. Нет, я серьёзно. С людьми надо разговаривать, людей надо пустить к управлению. Необходимо создать краудсорсинговый* проект. Я уж и так намолотил пять страниц текста, потому не буду утомлять расширенным объяснением понятия краудсорсинг и описанием процесса создания проекта. Но вообще, этим занятием не гнушается правительство Москвы (и это приносит ему лояльность населения), подобный проект есть у Сбербанка и у многих других организаций.

Думаю, понятно, что в проекте есть место только для аргументированных и взвешенных предложений, то есть секта «Крикуны» просто пойдёт лесом.

Да, он будет медленно разгоняться, да, в какой-то момент будет казаться, что всё это чушь, но он или просто будет у Фонда в качестве аргумента «если ты такой умный, то внеси не менее умное предложение, благо есть куда», или станет для Фонда реальной опорой.

Предложения в размерах от дома до страны в целом должны анализироваться, выноситься на голосование собственников (в случае реальности их исполнения) и, соответственно, выполняться. Вдобавок это, как минимум, примирит идеалистичную программу с реалиями.

Да, разумеется, можно сказать: «Вам что, мало общественных советов по капремонту, профильных думских комиссий в городах региона, экспертизы ОНФ?». Отвечу – обрастание Фонда институциями не отменяет эффекта «участка на Луне» - он есть, его видно, но по нему не пройдешься.

Второе

Необходимо актуализировать платежки (квитанции). Здесь тоже буду краток. В платежке человек должен видеть срок капремонта в своём доме, возможные работы в этот самый срок, их приблизительную сметную стоимость (исходя из аналогичных на момент формирования платежки) и долг своего дома. Технически это вполне выполнимо. Людей раздражают не деньги, которые надо заплатить, людей раздражает время, в которые они конвертируются в их сознании, их раздражают глобальные объёмы сумм, а не та, которая в их платежке. Это очень важно понять и оценить ситуацию.

Третье

Необходимо отойти от понятия «комплексный ремонт». Одновременный ремонт всего здания может быть выгоден с технической точки зрения, но с точки зрения PR, а следовательно, желания людей вкладывать деньги в ремонт он не выдерживает критики. Даже по городской территории, чисто географически, капремонт должен иметь разброс. Например, в этих домах мы меняем лифты, в этих только кровлю (заменой труб займемся в следующем году), на этих домах мы красим фасады (кровлю поменяем через два года), тут делаем благоустройство (через два года покрасим фасад), а здесь утепляем стену (делать благоустройство, менять лифт и менять трубы мы будем через, соответственно, 2, 3 и 5 лет). Это позволит отойти от гигантских сроков проведения капремонта в 10-30 лет, которые ни один обыватель объять не способен. И, вероятно, правильным будет сдвигать сроки (если это не грозит аварийностью здания, разумеется) в зависимости от сбора.

Четвертое

Необходимо рассмотреть возможность частичного кредитования собственников в сторонних организациях на нужды капремонта (хотя это и маловероятно) и, как следствие, освобождения их от взносов на срок выплаты кредита.

Так или иначе - программа должна становиться гибче, она должна дробиться с каждым годом, теряя глобальность, отдавая обязанность гарантии капремонта самим собственникам (в том или ином виде, некоторые из которых только предстоит изобрести), и люди должны об этом знать. К этому надо стремиться.

В виде общего бездонного котла Фонд может просуществовать только некоторое время. Это очень важно, поскольку такая гигантская структура во владении государством, связанная с гражданским населением и его проблемами (то есть, не с армией и флотом, где есть строгое подчинение), изначально нежизнеспособна, она будет постоянно, как кит на суше, раздавливать сама себя.

Такая система должна быть жизнеспособна независимо от личности президента, губернатора, мэра и политического строя. Тем более что никакой другой строй, мэр, президент и губернатор не смогут снять бремя оплаты капремонта с собственников, не отменив сами работы по капремонту. Ну, чем это чревато, думаю, некоторые понимают.

Что сейчас очень важно понять чиновникам?

Я знаю, о чем думают многие, занятые в ходе исполнения капремонта. Это звучит примерно так: «Дело новое, народ повозмущается год-два, потом начнутся ремонты, всё встанет на свои места, и все забудут о том, куда платят и зачем».

Да, «повозмущаются и перестанут» – хорошая формула, если уж быть циником, но в случае с капремонтом она не сработает. Любой «косяк» в исполнении, сборах средств и в чем угодно ещё сразу будет раздут до заоблачных высот. Просто потому, что государство взяло на себя функции в отрасли ЖКХ, которая раньше была его любимым «мальчиком для битья» и демонстрацией того, «кто тут на самом деле государство». С чем боролись, тем и стали. Поздравляю.

Деваться некуда – надо учиться, иначе, простите, мы проср… ни больше ни меньше - всё государство сразу.

* Краудсо́рсинг — передача некоторых производственных функций неопределённому кругу лиц, решение общественно значимых задач силами добровольцев, часто координирующих при этом свою деятельность с помощью информационных технологий.

** «Российская газета» (№ 256 (6827) от 13 ноября 2015 года) - rg.ru/2015/11/12/remont.htm

*** Строка «текущий ремонт» никуда не исчезала. Но между текущим ремонтом и капитальным существует большая разница. Тем не менее, управляющие компании часто были вынуждены частично выполнять и капитальный ремонт (впрочем, оплаченный как текущий), просто потому, что иначе в таком доме было бы невозможно жить. Стоит отметить, что некоторые работы из «капитального» разряда до сих пор выполняются в виде «текущих».

**** Журнал «Эксперт» 29 июля – 11 августа № 30-31 (861) «Мы ничего не производим» Татьяна Гурова, Александр Ивантер.

***** «Коммерсант-Власть» от 30 мая 2011 г., №21 (925).

 

 

ОБ АВТОРЕ. Кирилл БАКУРКИН — журналист, редактор братской газеты "Горожанин", блогер (никнейм bakuriani в Живом Журнале) — а в последнее время по совместительству пиар-менеджер управляющей компании ООО "Жилтрест", что позволило глубоко изучить «изнутри» проблемы коммунальной отрасли.

Взявшись за попытку представить альтернативный взгляд на ЖКХ в серии публикаций на сайте baikalinform.ru, Кирилл подчеркивает, что она никак не связана с интересами его работодателя и не является «заказной»: «Хотя в это мало кто поверит — и вообще, клеймо «говнюка» в комментариях, по старинной интернет-традиции, увы, неизбежно...»

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПО НЕДВИЖИМОСТИ