Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Иркутские ученые переработали шлам-лигнин с БЦБК и вырастили на нем горчицу, фацелию и овёс

По инф. Телеинформа   
13.09.2019

Горчицу, фацелию и овёс вырастили этим летом на опытной деляне с почвогрунтом, полученным в ходе переработки шлам-лигнина, скопившегося на картах-накопителях БЦБК, и осадка очистных сооружений Байкальска. Об этом со ссылкой на профессора ИРНИТУ Андрея Богданова сообщает пресс-служба вуза.

– Использовать осадок сточных сооружений в качестве удобрений предложили сами жители Байкальска. Это реальная биологическая добавка, если убрать всю патогенную микрофлору. Выращенные на наших грядках растения – убедительное свидетельство того, что данная идея вполне разумна, – отметил учёный.

Напомним, политех продвигает свою технологию по ликвидации отходов БЦБК. Учёные вуза предлагают вымораживать его. Именно из осадка, полученного по этой технологии, и был создан почвогрунт, пригодный для выращивания сельскохозяйственных культур.

Андрей Богданов напоминает, что шлам-лигнин был образован при химической и биологической очистке сточных вод Байкальского ЦБК. В его состав входят лигнинные вещества (40-45%), волокно, кора (10-15%), отработанный активный ил (15-20%), зольный остаток (10-20%), ПАА, гидроксид алюминия (5%). Общий объём осадков равняется 8 млн кубометров, общая площадь – 150 га. Расстояние от карт до Байкала составляет 200 метров, до посёлка Солзан – 300 м. Карты представляют собой железобетонные гидроизоляционные шламоотстойники длиной 1,5-2 км, шириной до 300 м, глубиной 4-8 м.

По информации профессора, проектировщики карт-накопителей БЦБК еще в начале 1970-х годов прошлого века предложили обезвоживать и сжигать коллоидный осадок, представляющий собой активный ил. Однако в те годы не было подходящего оборудования, поэтому ил забивал все фильтры, и его начали размещать в картах-накопителях. Со временем этот осадок, составляющий 60% от общего объёма, начал бродить. Таким образом, сейчас карты можно сравнить со своеобразными огромными термосами, где происходят экзотермические реакции.

– Мы предложили механические мелиоративные мероприятия – вымораживание, осушение и самозарастание. Зимой на картах были проведены опытные работы. Мы убрали снеговую шапку, которая препятствует отходу теплых газов, возникающих при брожении активного ила. Проложили траншеи шагом два метра, глубиной до плотных слоев. Таким образом, обеспечили свободный доступ холодному воздуху. При температуре -15 -20 градусов коллоидный осадок промерз и из пластичной массы превратится в гранулированное вещество, – рассказал учёный.

По его словам,  исходный коллоидный гидрофильный осадок шлам-лигнина относился к третьему классу опасности, то есть умеренно опасным отходам, а обогащенный целлюлозным волокном гранулированный гидрофобный осадок имеет пятый класс опасности – практически неопасные отходы.

Объём отходов при этом уменьшается на треть, что в будущем позволяет транспортировать лигнин из одной карты в другую и использовать освободившиеся для рыборазведения и пр. А то, что будет уплотнено, можно рассматривать как торф, который нормально соседствует с окружающей средой, говорит Андрей Богданов. Если задаться целью полной утилизации, то его можно сжечь и получить золу, на 70% состоящую из оксида алюминия, используемого в качестве модификаторов при производстве цемента и других стройматериалов.

– Я оптимистично отношусь к перспективе переработки осадков карт-накопителей БЦБК. В последние годы все, кто хотел, мог попробовать внедрить свои технологии в Байкальске. Утопический вариант по омоноличиванию доказал свою несостоятельность. В августе 2019 года на Солзанской площадке ООО «РГ-Экология» демонтировала своё оборудование. Я считаю, что перед исполнителями не совсем корректно была поставлена задача, – говорит учёный.

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПО НЕДВИЖИМОСТИ