Кто станет третьим?

Сергей ШМИДТ   
30.09.2018

Очевидцы и участники «идеологических войн» 1990-х - войн, которые кажутся теперь такими безобидными, ведь тогда не было фейсбука - не дадут соврать, что воюющими сторонами тогда были демократы и коммунисты. Для тех, кто уже забыл или не знал, что такое «демократы», поясню, что так тогда именовались те, кого сейчас именуют «либералами». Как бывает очень часто в политике, когда две стороны дерутся, истощая силы друг друга дракой, выигрывает какая-то третья сторона. Так и случилось по итогам девяностых. Выиграли не демократы, и не коммунисты, а т.н. «государственники». Политическая линия, которую в 1990-е символизировали сначала неинтеллигентный генерал Лебедь, потом интеллигентный Евгений Примаков, взяла вверх над обоими боровшимися друг с другом в громокипящие 1990-е лагерями. В лагерь победителей перебежало изрядное количество и тех, кто был за демократов (например, живчик С. Кириенко), и тех, кто был за коммунистов (например, покойный С. Говорухин). Те, кто не перебежал, были оттеснены на системную периферию политической жизни в России (КПРФ), либо выставлены за пределы системы в «дикое поле» (демократы, ставшие либералами).

Не коммунисты, а именно либералы, несмотря на откровенную маргинализацию – вот уже 15 лет в российской Государственной Думе вообще никак не представлены либеральные политические силы - стали героями второй идеологической войны в новейшей истории России. Нулевые прошли более или менее мирно и аполитично. В десятые именно противостояние правящих государственников и либералов, наследников правящих демократов 1990-х, разорвало российский «говорящий класс». В Иркутской области, уже три года управляемой губернатором-коммунистом С.Г. Левченко, сенсационно и триумфально выигравшем в 2015 году, особенно хорошо видна риторическая скромность коммунистов на фоне «громкости» либералов. Именно последние остаются наиболее внятными оппонентами государственников. Они же играют роль «добавки», с помощью которой КПРФ добивается своих электоральных побед - от победы С.Г. Левченко на губернаторских выборах до победы В.И. Кондрашова в одномандатном округе на выборах в Законодательное собрание Иркутской области. Самостоятельные успехи либералов практически невозможны, успехи коммунистов без либералов, готовых поддерживать кого угодно, лишь бы «против Путина», тоже невозможны.

Так вот в описываемой логике победы третьей силы именно коммунистам вроде бы должен достаться успех в противостоянии государственников и либералов. Как свидетельство этого можно расценивать итоги упомянутых губернаторских выборов в Иркутской области в 2015 году. О чем-то подобном косвенно свидетельствуют и итоги сентябрьских выборов губернаторов в четырех регионах. Там потерпели поражения кандидаты от действующей власти, однако только в двух власть досталась кандидатам от ЛДПР. В Приморье и Хакасии, где победа должна была достаться коммунистам, она не досталась пока никому. В Приморье будут новые выборы, в Хакасии другой второй тур. Решение об этом принимала власть и есть ощущение, что она решила притормозить ползучий успех третьей стороны конфликта, на которую коммунисты похожи явно больше, чем вполне себе послушные действующей власти птенцы гнезда Жириновского.

Есть, впрочем, еще один претендент на роль «третьего и не лишнего». И у этого претендента нет конкретного узнаваемого лица. Политологи называют его «рост антиэлитных настроений» по всему миру. Речь о крепнущем отторжении граждан от всех системных политиков без разбора, о массовом голосовании, как выразился Ф. Лукьянов, за программу «все козлы» (основа успеха партии «Движение пяти звезд» (Movimento 5 Stelle) в Италии) или голосовании за политиков, действующих против правил системы (основа успеха Трампа в США). Не исключено, что грядущими победителями – их мы видимо узнаем только в следующем десятилетии – станут не коммунисты, а те, кто сможет эффективно оседлать эту антиэлитную волну. Пока на эту роль претендует один Навальный, но если продолжать аналогию с победившими в свое время государственниками, имя «победившего третьего» обычно неизвестно заранее. Кто знал о Путине во времена политика Лебедя и премьера Примакова? Так что у Навального в этом смысле мало шансов. Не исключено, что и сам грядущий победитель пока не догадывается о собственной миссии.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Метки:
 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни