Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Мистер Зет и два нуля

Сергей ШМИДТ   
31.05.2019

Сергей ШМИДТ - серия статей

Специально поинтересовался у всезнающей фейсбучной публики, не использовал ли кто в качестве заголовка текста о политических успехах пана Зеленского заголовок, отсылающий к названию знаменитого фильма когда-то моднейшего режиссера Питера Гринуэя. Никто не использовал. Тогда я это сделаю. Новый украинский президент у меня будет мистером Зетом, а про «два нуля» - пусть читатели дофантазируют.

Мистер Зет в последнем месяце весны вступил в должность, показал отличнейшее шоу на инаугурации – от зависти к произнесенной им речи может умереть любой политик из модной ныне транснациональной волны национал-популизма, на гребне которой, кстати, сёрфят такие крутые, выражаясь языком Аристотеля, «политические животные», как Путин и Трамп.

Пара моментов в российской реакции на триумф мистера Зета остаются для меня категорически непонятными. Во-первых, непонятно, за что и почему так жестко мочат Зеленского на российских госканалах? Все-таки ничего плохого он пока не сделал. Обжегшись на Трампе, дуют на Зеленского? Во-вторых, непонятно, почему многие аналитики из антипутинского лагеря твердят как мантру тезис о том, что Зеленский это страшный вызов для Путина и Путин этого вызова очень боится. Боится якобы потому, что Зеленский молодой, а он старый, и даже потому, что Путин был единственный крутой остроумец в мировой политике, а Зеленский, как профессиональный шуткарь, может его переостроумить (слышал такую версию).

Я же попробую указать на то, чем победа Зеленского может украсить политическую науку.

Украинское общество после распада СССР взяло курс на построение вполне банального национального государства и в этом векторе не так уж просто отличить «оранжевую Украину» от условной «Украины Януковича». Вполне последовательно проводился и проводится курс на создание нации – единой и этнически и лингвистически (пресловутая «украинизация»), и создание обслуживающего интересы этой нации государства. Тут и государственный патриотизм (национализм), программируемый сверху и инициируемый снизу. К слову, патриотизм этот стилистически не очень комфортен для российских симпатизантов европейского выбора «по-украински». Все-таки хоровые кричалки вроде «Слава Украине! Героям слава! Смерть врагам!» непросто вписываются в стилистические стандарты российского либерализма, для которого отрицание любого показного патриотизма, тем более, патриотизма «военного», агрессивного, является одной из важнейших мировоззренческих основ. В условиях российско-украинского конфликта, пусть и замаскировано-запутанной, но важной частью которого является, будем говорить без политеса, полноценная война, на большой украинской «национально-государственной стройке» полный порядок и с тем, что у нас, кто с гордостью, кто брезгливостью, называют военно-патриотическим воспитанием. В ту же копилку добавим яркий и убедительный образ страны-врага, образ врага-агрессора, которые во все времена оказывали неоценимую помощь национальному и государственному строительству. И создание собственной православной церкви, разумеется, тоже этому всему в строку.

Актер Зеленский, нанесший просто унизительное поражение Петру Порошенко, политическому и коммерческому тяжеловесу, наверное, справедливо претендовавшему на знаки благодарности за спасение Украины в 2014 году, вроде бы герой из модной ныне антиэлитной политической пьесы. Из той, но все-таки другой. Пьеса эта состоит из эпизодов того, как электоральные бунты объединяли противников всего, что связано с глобализацией, тех, кто боится глобализации, кто видит в суверенных государствах и в отдельных нациях привычные основания собственного существования.

Но мистер Зет другой. Начинающий «слуга народа» не просто побеждает профессионального системного политика, но побеждает того, кто сделал в своей избирательной кампании ставку на еще более решительное противостояние агрессору, на бескомпромиссное отстаивание территориальной целостности и суверенитета, на войну до победного конца, на совершенно классический патриотизм, на однозначную украинизацию общества. Зеленский побеждает политика, слоганами которого являются «Армия. Мова. Вира» («Армия. Язык. Вера») – может ли быть что-то более противоречащее духу глобализации, чем такая триада?

Зеленский смог победить «политика суверенитета» с помощью приемов, которые в текущем десятилетии работали совершенно наоборот – позволяли как раз несистемным «политикам суверенитета» либо побеждать, либо наносить электоральный ущерб системным «политикам глобализации». Такого пока еще в современной политике не происходило. Как принято говорить в таких случаях, останется ли сюжет с Зеленским единичным эпизодом или окажется началом какого-то нового тренда, особого поворота антиэлитной волны? - покажет время.

 

Сергей ШМИДТ - серия статей

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПО НЕДВИЖИМОСТИ