Баяны порваны, а тёщенька здорова

31.03.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Путина с его путинским режимом хоронят на моей памяти уже четвертый раз. Первая панихида – кризис 2008-2009 гг. Вторая – Болотная площадь в 2011-2012 гг. Третья – падение цен на нефть, рубля к евро-доллару и скачок цен осенью 2015-го. Чем всё заканчивалось в предыдущие «разы», думаю, все помнят. Баяны порваны, а тёща ходит здоровая, еще и улыбается вызывающе.

Мартовская эпидемическая паника существенно оттенила политическую истерию. В плане политики для нас, политологов и политологов-любителей, все в марте складывалось просто замечательно – тут и надвигающееся голосование за скандальное «обнуление сроков» («Терешковская поправка», заставившая забыть все остальные поправки), и катастрофа с ценами на нефть, и падение курса рубля. Но пандемия помешала пиру политического духа. В общем, четвертые за последние двенадцать лет «похороны» действующей власти происходят не так шумно, как могли бы. Ибо основной шум пока уходит в коронавирус.

Я не экономист и не могу оценить правильность или неправильность выхода России из сделки с ОПЕК. Опять же я не вирусолог и не эпидемиолог, поэтому стараюсь не иметь никакого собственного мнения по поводу коронавируса. Так что позволю себе короткое рассуждение о том, какой может сложиться образ Путина и путинского режима после того, как я уж не знаю какие по счету их «похороны», увенчаются хоть каким-то результатом, а не только порванными баянами.

Давно подмечено и, разумеется, не мной подмечено, что мы живем в стране, у которой нет «золотого века». Невозможно найти в истории России период, указав на который можно было сказать, что вот тогда «всё у нас было более или менее как надо». Эта проблема отсутствия образцово-показательного прошлого портит политическую жизнь, что государственникам, что либералам. Не очень-то комфортно государственникам вылезать с Николаем I или Сталиным на знаменах, исторических пиков внешнеполитического влияния наше отечество при этих правителях, конечно, достигало, однако творилось во времена их правления такое, с чем в XXI веке красоваться как-то неудобно. Неслучайно, что Брежнев с его тягуче-унылой, но все-таки гуманной эпохой отдувается у нас за «государственничество с человеческим лицом». Хотя у него, откровенно говоря, так себе получается.

У либералов схожие проблемы. Славить демократический 1917-й год получается не очень, ибо 1917-й в результате отжали для своих исторических распальцовок большевики. Славить Ельцина и девяностые как «золотой век» – тоже обреченное на неуспех предприятие, ведь еще очень долго в обществе сугубо количественно будут доминировать те, у кого не самые светлые воспоминания о девяностых. Опять же фильм «Брат» или сериал «Бригада» всегда готовы к просмотру. Вот и отдуваются у либералов за всё Екатерина II с очередной серией усиления крепостного права, да Александр II с подавлением восстания в Польше. Как и Брежнев, так себе отдуваются.

Так вот у Путина с его режимом, как и когда бы ни закончился «путинизм», есть все шансы разорвать эти порочные круги и стать наконец-то нормальным «золотым веком» для государственнической риторики. Все для этого есть. И довольно стремительный рывок от «пустого места с ядерными ракетами» к достаточно серьезному влиянию в мировой политике – а это дело (понты в мировой политике) государственники очень уважают. Далее редчайший (единственный?) случай в истории России, когда усиление внешнеполитического влияния государства совпало с реальным улучшением качества жизни населения. Да, скорее, совпало, нежели стало следствием внешнеполитических успехов, но кто же в будущем станет разбираться? Сталинский СССР добился абсолютных геополитических рекордов в истории нашего отечества, но с качеством жизни – особенно в деревнях – был полный завал. А у Путина, как ни крути, завала (пока?) не было. Ну и с разнообразной «харизмой-афоризмой» у Путина был порядок. Немаловажно, что и масштаб политических репрессий при нем это мизер по меркам российской истории и в сравнении с требованиями и ожиданиями значительной, если не большей, части общества.

В общем, поздравляю всех государственников. Когда «золотой век» обнулится (я собирался этот выпуск «Срока» назвать «Обнуление золотого века»), будет им чем потрясти в грядущих риторических баталиях с либералами. Либералы, когда начнется постпутинская «перестройка», ежели не забудут, что и им нужен какой-нибудь убедительный «золотой век», надеюсь, не прощелкают опять очередного исторического шанса и тоже сделают что-нибудь крутое. Свой «золотой век», которым можно будет глушить государственников в грядущих риторических боях и сражениях.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Думы о Думе: 10 лет спустя

Студент, учившийся у меня десять лет назад, прислал сканы своих конспектов моих лекций по политологии, читанных весной 2011-го года. 2011-й тоже был годом думских выборов, и я рассуждал на одной из лекций о двух на них самых больших проблемах партии действующей власти – «Единой России». Во-первых, «Единая Россия» всем надоела (сказано 10 лет назад). Во-вторых, «Единая Россия» не может позволить себе самую интересную для избирателей политтехнологическую игру – борьбу с каким-нибудь «врагом». А ты попробуй заинтересуй избирателя и замани его на участки без «зигфридовой» борьбы с каким-нибудь «драконом». Без врага и его мочилова, с одной так называемой «позитивной повесткой», нет будоражащей интриги, нет увлекательного сюжета. У КПРФ, например, есть огромное преимущество на полях выборных сражений – у нее есть «враг». Не уверен, правда, что КПРФ умеет так уж толково этим «врагом» пользоваться.

 
Утопия коллективного речевого действия

Прежде чем поговорить об утопиях – а я давно готовился к этому разговору – несколько констатирующих суждений о состоянии реальности.

 
Всех с днем рождения Путина!

Сегодня день рождения Путина, ему 25 лет исполняется, романтически выражаясь – четверть века. Я не сошел с ума. Речь идет не о дне рождения, скажем так, «биологического Путина». И речь даже не о дне рождения «путинизма», который правильнее искать либо в 2001 году (сокрушение НТВ), либо в 2003 году (сокрушение Ходорковского), либо в 2004 году (сокрушение выборов глав субъектов федерации). Но не позже. Сегодня день рождения «политического Путина».

 
Три апрельских войны

Апрель 2021-го едва ли толком запомнится неначавшейся войной России и Украины – я специально вместо «войны России с Украиной» написал «России и Украины», ибо, случись она, ясности по вопросу, кто конкретно ее начал, скорее всего, никогда бы не возникло. Я, признаться, был уверен, что никакой целенаправленной войны и не будет, точнее, никакая война не входит в намерения сторон. Хотя военный конфликт и мог случиться из-за какого-нибудь недоразумения, возможность которого всегда имеется, когда большие массы войск располагаются в относительной близости друг от друга. Обошлось.

 
Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 

Владислав Толстов - книжный рецензент

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок