Либералы вместо левых на дионисийских оргиях

29.02.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Позволю себе в февральском выпуске «Срока» даже не пытаться распутывать «дело «Сети»», более того, позволю охарактеризовать этот «високосный месяц» нынешнего високосного года как политически спокойный, как своего рода месяц-передышку. В марте в полный рост развернется агитация за и против путинских поправок к Конституции, в апреле будет шум вокруг самого голосования, так что передышек в ближайшем дальнейшем не предвидится, потому использую «передышку» для обсуждения будущего – не ближайшего, но и не очень далекого. Попробую ответить на вопрос, а что будет, если после жадно ожидаемого 2024-го года ничего существенного в отечестве нашем не переменится и транзит власти только подтвердит долговременный характер институциональных оснований российской политической жизни. Тех, что сформировались в последние 15-18 лет. Да-да, я говорю именно об институциональных основаниях. Путину ставят в вину уничтожение в России институтов, однако, сдается мне, что обвиняющие просто боятся предположить, что при Путине возникли пусть и не угодные им, но именно институты, которым может быть предстоит достаточно долгая жизнь.

Общий смысл этого, как сказали бы снобы из политологов, «институционального дизайна» российской политической жизни заключается в том, что при множестве черт, объединяющих нас с обобщенным Западом, мы будем отличаться тем, что там, где на западе щерится капитализм, у нас будет щериться государство. Скажем прямо: это вполне будет согласовываться со всей богатой «государственничеством» российской историей (в этакой целостности монархического, советского и путинского периодов), подкрепляться историческим прошлым.

Подобное устройство сформируют интересную уникальность российской хронической оппозиции в сравнении с ее западными коллегами. Если на Западе хроническая оппозиция представляет собой сдобренное веселым богемным душком и серьезностью университетских интеллектуалов левачество, то у нас на месте воюющих с буржуазией и корпорациями леваков будут находиться либералы, сторонники европейского выбора. Которые будут воевать с кремлевскими политиками и разными отрядами государственного чиновничества примерно в стиле нынешнего Навального, опирающегося на фейсбучных бунтарей и разные фракции т.н. «либеральной интеллигенции».

Западное по природе своей вполне карнавальное левачество вписано в систему в том смысле, что оно позволяет желающим романтикам весело проживать молодость, и предоставляет комфортные ниши для тех, кто так и не осуществляет предписанного мудрецами движения от сердца к разуму. Оно сражается с капитализмом без всяких шансов победить его, но совершенно не считает свое дело безнадежным и не собирается когда-либо исчезать. Как и завещал былой кумир левого интеллектуалитета Теодор Адорно левачество занимается тем, что «пытается мыслить то, что есть, в категориях того, чего нет». В варианте товарища Герберта Маркузе «критикует то, что есть, с позиций того, чего нет, но что могло бы быть».

У нас этой периферийной, но наиболее бузящей частью политикума, занимающейся романтичной критикой бытия с позицией небытия, станут не левые, а либералы, западники, еврорусские. Политическая жизнь нуждается в своей утопии, сказке, в политиках-сказочниках, как древние греки, которые, будучи привержены стабильно-системному Аполлону, если верить Ницше, продолжали нуждаться в эпизодическом разрушителе Дионисе. За дионисийскую сказку в политике везде отвечают левые, а у нас за нее будут отвечать либералы. Сторонники демократии, прав человека и свободной экономики. Это и будет рассматриваться исследователями, занимающимися сравнительной политологией, в качестве уникальной черты политики в России. Желающие видеть в России какое-либо отпадение от нормы, искажение нормальности, разумеется, будут много размышлять о том, что в цивилизованном обществе любой утопизм и чистая романтика совершенно естественным образом достаются левым, и только в аномальной России это все стало уделом либералов. Тех, кто в том же цивилизованном обществе является респектабельными участниками системной политической жизни.

Не хочу, чтобы написанное мною воспринималось как для одних зловещий, а для других обнадеживающий прогноз. Я просто спрошу: «Господа товарищи, у вас нет ощущения, что в принципе все идет к этому? К тому, что я тут попробовал описать?»

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 
Украинско-белорусские поправки к теории «оранжевой революции»

Политическая жизнь в 2020 году – динамичное переплетение интересов и действий, причин и поводов, а также комбинаций обстоятельств – созидает не только поправки к Конституции России, но и поправки к теории и практике т.н. «оранжевых революций».

 
Кто отравил кролика Роджера или покушение на однозначность

Раз в месяц производить рефлексию по поводу политической жизни России и ничего не написать об отравлении Навального, значит самовыписаться из числа самостоятельно думающих людей, поставить крест на репутации пусть слабенького, но аналитика. Я и так дал слабину и ничего не написал об этом в августовском выпуске «Срока» – внимательные читатели наверняка обратили на это внимание – в общем, пора возвращать долг.

 
Умный авторитаризм как мечта и тупик

Ехал я пару недель назад в электричке. По вагонам (в проходах) передвигались в разные стороны разнообразные люди. Этих ищущих лучшей доли людей было почему-то больше, чем обычно. Мои соседки – типичные дачные дамы благородного возраста с ведерками и собаками – перебросились по их поводу несколькими фразами.

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни