Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Обзоры литературных новинок от Владислава Толстова

(не только художественная литература). Блог открыт для сотрудничества с издательствами! Удобна подписка на обновления блога в FaceBook, во ВКонтакте, в Одноклассниках и в Telegram. С 2018 года ведется трансляция в Яндекс-Дзен.

Читатель Толстов: Люди как люди

Владислав ТОЛСТОВ   
06.05.2018

Читатель Толстов: обзоры книжных новинок

Прочитано в 2018 г. Выпуск 186

Алексей Колобродов «Владимир Путин. Вежливый герой»

  • Изд-во «Пятый Рим» 2018 г.

Алексей Колобродов «Владимир Путин. Вежливый герой»

Лет семь назад Алексей Колобродов написал книгу «Владимир Путин как культурный герой» (название воспроизвожу по памяти) – меня она тогда, в общем, разочаровала. Быа заявлена интересная попытка показать феномен Путина через интервенции этого образа в культуру – но кроме главы о роли Путина (точнее, его публичного образа) в российском рэпе сейчас и не вспомню из той книги ничего. И вот второй подход, и книгу «Владимир Путин. Вежливый герой» я буду перечитывать еще не раз. Прежде всего потому, что Колобродов «склонен видеть деревья там где мы склонны видеть столбы» - то есть умеет разглядеть в совершенно, казалось бы, разных явлениях, персонах, миражах коллективного сознания общие черты. Это позволяет ему свободно сопрягать, сближать того же Путина с кем угодно, обнаруживая его черты в писателе Лимонове, протопопе Аввакуме и даже Алексее Навальном. И здесь нет эпатажа – Алексей Колобродов видит российскую культуру, историю, политику и философию как единое пространство, где всему можно найти аналогию – пусть даже эта аналогия будет выглядеть парадоксально на чей-то взгляд. Вот за это я люблю книгу «Вежливый герой» - она побуждает с автором не соглашаться, спорить, возражать, но главное – она заставляет выйти за пределы устаревших схем и парадигм массового сознания («коммунисты-демократы», «либералы-консерваторы» и т.д.). Алексей Колобродов, в общем, не занимается разрушением репутаций и свержением кумиров с пьедесталов – он предлагает другой взгляд на устоявшиеся представления и иерархии в культуре. Скажу от себя: мне далеко не все нравится в книге Колобродова, но «нравится» - это субъективное восприятие, книга для того и написана, что предлагает несколько иной ракурс, позицию, трактовку. Такой книги давно не хватало, я ее читал медленно, смакуя, перечитывая отдельные ударные куски. И, кстати, Путин в заголовке – тоже своего рода провокация, о самом Путине там не так много, но о нашем времени, наших обольщениях и предрассудках сказано честно, прямо и с удивительным интеллектуальным обаянием. Отличная книга, вот что я вам скажу.

Алексей Венедиктов «Мое особое мнение»

  • Изд-во «Эксмо», 2018 г.

Алексей Венедиктов «Мое особое мнение»

Возможно, это не первая книга главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» - не может быть, чтобы первая. Я как только ее получил, отодвинул в сторону всю гору книг на рецензию и стал читать Венедиктова. Потому что как бы кто к нему не относился, в отечественной журналистике это один из самых мощных медиа-менеджеров. Я могу не соглашаться с той пургой, которую несут гости и ведущие в эфире «Эхо Москвы», могу не соглашаться с самим Алексеем Алексеевичем с тезисами, которые он приводит в своей книге. Но я не могу не признать, что «Эхо Москвы» - отличный проект, практически совершенная пропагандистская радиостанция, трибуна нашей оппозиции, и Венедиктов – пророк ее. А уж когда я прочел его автобиографию, зауважал его еще сильнее. Человек сделал себя сам. Его позвали на радио только потому, что он в то время работал учителем истории в школе, и считалось, что он хотя бы умеет говорить. Горбачев согласился отмечать свой юбилей в «Эхе Москвы», потому что именно «Эхо» - лучшее достижение той самой свободы слова, за которую Горбачев боролся. Семья у автора – дядя-сатирик, дядя-архитектор, мама-инженер-конструктор, отец погиб на подводной лодке. Любая книга интересна настолько, насколько интересна судьба ее автора. С этой точки зрения «Мое особое мнение» - очень интересная книга.

Джулия Кэмерон «Взять хотя бы меня»

  • Изд-во Livebook, 2018 г.

Джулия Кэмерон «Взять хотя бы меня»

Кто такая Джулия Кэмерон? Известная американская «учительница писательскому мастерству». Вернее, она пишет книги о том, как развивать творческие способности человека – и самая известная, «Путь художника», издана у нас (у нас изданы и другие ее книги, но «Путь художника» - самая известная). «Взять хотя бы меня» - ее автобиография, причем как всякие интересные автобиографии, читаешь ее не как историю жизни отдельного человека, а в контексте времени, эпохи, которую он описывает. Кэмерон училась в католической закрытой школе, после этого отправилась в Нью-Йорк, где погрузилась в вихрь светской жизни, у нее был роман с Мартином Скорцезе как раз в то время, когда но снимал «Таксиста». У нее вообще довольно бурная личная жизнь, о чем Кэмерон пишет не особенно стесняясь. Но читать ее автобиографию следует именно как путеводитель по миру творчества: прежде чем Кэмерон стала писать свои книги, она на собственном опыте испытала много интересного. Много интересных подробностей о том, как устроены разные американские институции – съемочные площадки, телевизионные шоу, элитные клубы. Не скажу, что это восхитительно интересная книга (скажем так, я Кэмерон знаю только по одной книге), но написана она легко, с юмором, без затей. Книгу издательство обещает выпустить уже в мае, поэтому обложки у меня пока нет, ставлю обложку самой известной книги Кэмерон.

ОТ ЭТОГО ЖЕ АВТОРА: ИСТОРИЯ РОК-МУЗЫКИ ПОЛУВЕКОВОЙ ДАВНОСТИ

Антуан Лилти «Публичные фигуры. Изобретение знаменитости 1750-1850»

  • Изд-во Ивана Лимбаха, 2018 г.

Антуан Лилти «Публичные фигуры. Изобретение знаменитости 1750-1850»

Необычное исследование, посвященное истории зарождения института «звезд» как мы его сейчас представляем. В самом деле, в Европе нишу «звезд», всеобщих любимцев при тех средствах коммуникации и связи заполняли живые короли и мертвые святые. «Звезды» стали появляться после того, как в Англии случилась буржуазная революция, влияние церкви на общество ослабло, а в городах самой многочисленной социальной группой стала беднота, и ей требовались новые кумиры. Вот в эпоху Просвещения такие фигуры и стали появляться. По мнению Антуана Лилти, первой «звездой» европейского масштаба стал Вольтер – поскольку он умудрился стать авторитетом и среди интеллектуалов, и оппозиционно настроенной знати, и вызывал восторг у молодежи. Вообще очень любопытное исследование. Как-то раньше не задумывался, как в Европе складывалась система «звезд» как отдельной институции, как создавались «звездные» репутации и почему, скажем, денди Браммел для европейского самосознания в какой-то момент был более авторитетной фигурой, чем любой монарх. Очень хорошо в пару к этой книге читать «Денди» Ольги Вайнштейн, которая выводит появление «звездности» не из социальных предпосылок, а из колебаний моды. Забавные получаются сопоставления.