Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Редакция Fishkamchatka.ru получила анонимное письмо о РРПК, Глебе Франке и рыбной промышленности

По инф. fishkamchatka.ru   
14.02.2019

На сайте fishkamchatka.ru опубликовано письмо, которое, по словам авторов, было получено по электронной почте. Автор письма, как утверждается на сайте, не решился назвать свое имя. Но, как подчеркивается на портале, судя по присланному материалу, этот человек обладает серьезной информационной базой, которая позволяет поставить точки над «i» во многих вопросах о вседозволенности и беспринципности молодого представителя известной семьи российских олигархов, которые сегодня задаются читателями сайта.

В конце 2018 года «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК), похоже, приняла решение окончательно перейти «красные линии» и не соблюдать даже минимальные приличия, отмечается на fishkamchatka.ru. Возможно, финансовые проблемы компании настолько остры, и неуступчивость банков-кредиторов проявляется, что владельцы (или владелец?) РРПК готовы идти ва-банк.

Долгое время собственники и топ-менеджеры РРПК скрывали свою роль родоначальников идеи «крабовых аукционов». Так, ещё весной прошлого года в своём интервью еженедельнику «Эксперт» генеральный директор ООО «РРПК» Андрей Тетёркин (позже досрочно покинувший свой пост) заявлял о том, что РРПК не имеет отношения к идее «крабовых аукционов». Однако уже 22 июня 2018 года на совещании у вице-премьера Алексея Гордеева именно Андрей Тетёркин сказал прямо обратное и поддержал крабовые аукционы.

Заявления генерального директора РРПК в стенах правительственного кабинета её собственникам показалось недостаточно весомым, поэтому владелец ООО «РРПК» Глеб Франк прямо заявил о своих планах. Во время Восточного экономического форума президент Владимир Путин вместе с китайским лидером Си Цзиньпином заглянули на стенд Росрыболовства. И здесь оказался Глеб Франк, заверивший Владимира Путина о поддержке «дорожной карты» и готовности ей следовать. Конечно, молодой и талантливый собиратель рыбных активов имел в виду утверждённую тремя неделями раньше «дорожную карту» по развитию конкуренции (в рыбной отрасли в том числе). Однако заготовленный спич Глеба Франка остался неуслышанным главой государства.

В 2018 году собственники РРПК начали масштабное продвижение по нескольким направлениям. Возможно, это совпало с вынужденным переходом на финансовое обслуживание из Газпромбанка в Сбербанк. Возможно, владельцы РРПК стали думать, что попали в высшую лигу государственного бизнеса – «Роснефть», ВЭБ, «РЖД», «Совкомфлот» (последним, к слову, руководит старший Франк). "Риторика владельца РРПК всё чаще стилистически близка речам римским императоров", - пишут на fishkamchatka.ru. Суть послания проста – смиритесь, потому что главой российского рыбного промысла теперь является Русская рыбопромышленная компания. Собственники РРПК любят тешить свое самолюбие на крупных рыбопромышленных выставках, делают на них презентации о своих масштабных проектах. При этом почему-то забывают о финансировании наших российских рыбопромышленных форумов (например, Международного рыбопромышленного форума в Санкт-Петербурге).

Возвращаясь к новым проектам: как выяснилось, в январе этого года на совещании в Минприроды связанная с Глебом Франком компания «Роквелл капитал» активно интересовалась хозяйственным освоением Кроноцкого заповедника. Как заметили Ильф и Петров, «бриллиантовый дым» витает над человеком, который мнит себя «великим комбинатором» российского рыболовства. Желание войти в лососёвый бизнес и добавить к извлекаемой из минтаевого промысла выручке (вполне сопоставимые доходы) - очень греет душу.

Если обратить внимание на фирменный стиль Глеба Франка, можно предположить, что его стратегический почерк ещё найдёт место на страницах журнала HarvardBusinessReview, в том же разделе журнала, где рассказывали о крахе владельца Росгосстраха Даниила Хачатурова или о банке «Открытие». Почерк Глеба Франка всегда один и тот же, как отпечатки пальцев.

Сначала ожидание громадных прибылей и реляции о масштабных могосотмиллионных инвестициях – потом скучная реальность и необходимость постоянной, ежедневной, рутинной работы – и (вуаля!) новый глобальный проект... Что-то напоминающее финансовую пирамиду МММ.

Глеб Франк и тогдашний его партнёр Максим Воробьёв вошли в рыбный бизнес, потому что верили в его громадную прибыльность, особенно минтаевого сегмента. В 2012 года Максим Воробьёв заявил о планах создать «рыбную Coca-Cola» - транснациональный холдинг, который будет занимать первое место в мире в сегменте белой рыбы. Прошли годы и оказалось, что минтаевый бизнес не приносит ожидаемых доходов.

Возник новый проект – войти в более маржинальный бизнес - в крабовый. В 2018 году владельцы РРПК ошеломили весь рыбный мир своими аукционными карточками, прикупив свыше 5 тысяч тонн краба. Планов было громадье: среди иностранных покупателей стали ходить слухи о том, что живой краб в скором времени будут продавать только структуры РРПК.

Однако сначала оказалось, что у РРПК не хватает для промысла ни собственного промыслового флота, ни подготовленных экипажей. Поэтому пришлось переквалифицироваться в рантье и искать помощника в освоении квот краба в подзоне Приморье. Компании, подконтрольные Олегу Кану.

Вытащить краба на борт – это ещё недостаточно. Важно доставить краба в целости и сохранности покупателям. И здесь без навыков, без профессиональных кадров не обойтись. Несколько скандальных поставок дохлого краба в Корею грозили напрочь разрушить репутацию новоявленного лидера крабового рынка.

Вялый дебют в крабовом бизнесе заставил владельцев РРПК начать поиск других прибыльных сегментов рынка. Так они обратили внимание на лососёвый бизнес. Но вот вопрос – все рыбопромысловые участки закреплены и желающих делиться нет. Что же делать?

Так возникла идея прорубить рыбоход в Кроноцкое озеро. Экологические риски? Социальные риски? Это всё лирика. Обсуждения экологической ответственности и благотворительные проекты трогают только супругу Глеба – Ксению Франк (дочь миллиардера Геннадия Тимченко). Ведь не случайно Ксения Франк так интересуется участием в известных благотворительных фондах... Швейцарии. Помните салон Анны Павловны Шерер на первых страницах «Войны и мира»? За двести лет мало что изменилось, такие же салоны и сейчас являются главным способом акклиматизации новичков в старые элиты. Похоже, семья Тимченко-Франков ещё не определилась с местом, «где можно встретить спокойную старость». Поэтому некоторые благотворительные проекты Ксении Франк носят вполне себе европейскоориентированный характер.

Финансовая отдача от минтаевого бизнеса пока далека от ожидаемых показателей, хотя РРПК и использует самую простую схему заработка – продают свои квоты корейским компаниям. Крабы тоже не оправдали ожиданий: слишком сложным оказался бизнес. Постановка неводов в Кроноцком озере на этом фоне кажется простым извлечением денежных знаков из водоема: простые орудия лова, минимальные капиталовложения и большой доход. Но пока ещё лососёвые деньги попадут в копилку РРПК, а кредиты нужно обслуживать уже сегодня.

И вдруг оказалось, что в элегантно выстроенной пирамиде долгового финансирования вдруг возникла трещина. Да причём такая трещина, что грозит всю пирамиду обрушить.

Одним из вкусных активов РРПК является компания «ДМП-РМ» - осколок легендарного «Дальморепродукта». Гигантская транснациональная корпорация – мировой лидер крабового рынка – была разорвана российскими чиновниками, российскими бандитами и греческим олигархом. Остатки былой роскоши ХК «Дальморепродукт» достался русско-украинскому бизнесмену Дмитрию Дремлюге. В 2012-2015 годах строители минтаевой Coca-Cola активно «пылесосили» все компании с минтаевыми квотами, на предмет подобрать все, что плохо лежит.

Переговоры между Глебом Франком и Дмитрием Дремлюгой слаженно получались: Глеб Франк делает предложение цены, Дмитрий Дремлюга не соглашается, в мизансцену вступает Игорь Юрьевич Артемьев с речитативом: «Подконтрольные иностранным инвесторам компании будут лишены квот…». После чего Дмитрий Дремлюга становится доброжелательнее и готов подумать над более справедливой ценой. Вот так и получилось, что подконтрольная (как установлено судебным решением) иностранному бизнесмену компания «ДМП-РМ» при стартовой цене в 300 млн. долларов вдруг оказалась достоянием РРПК за 150 миллионов.

В соответствии с законодательством сразу после признания рыбопромышленной компании подконтрольной иностранному инвестору, подтверждённому решением суда, ФАС обязан передать информацию в Росрыболовство. Росрыболовство расторгает договоры о закреплении долей квот и аннулирует разрешения на вылов. Затем – высвободившиеся квоты выставляются на аукционы, в которых принимают участие все желающие. Так должно быть по закону. Так говорится в заезженном «цитатнике» главы ФАС Игоря Артемьева, который он озвучивает везде – на президиуме Госсовета, на встрече с Президентом, на заседании Правительства. Но помочь зятю всесильного полуолигарха-полувельможи Геннадия Тимченко и сыну многолетнего ельцинского министра Сергея Франка – это другое дело. Нужно вывести из аукционов 70 тысяч тонн минтая и сельди - почти 100 миллионов долларов ежегодной выручки? Поможем. Так появляется мировое соглашение между ФАС и подконтрольной Глебу Франку компанией «ДМП-РМ» и подписывает соглашение собственноручно Игорь Артемьев. И всё бы шло как по рельсам и получил бы РРПК "вкусный кусок водных биоресурсов" на 100 миллионов долларов в год, но вот только прокуратура с таким слиянием в экономическом экстазе Федеральной антимпонопольной службы и РРПК не согласилась.

«Но Глеб Франк обязательно что-нибудь ещё придумает», - пишут в fishkamchatka.ru. Иначе весь его бизнес рухнет. Наверняка, «ДМП-РМ» с ежегодной выручкой в 100 миллионов долларов уже заложен в каком-нибудь «Газпромбанке» или каком-нибудь «Сбербанке», заложен под обеспечение ранее полученных кредитов. По рынку ходят слухи о том, что кредиторская нагрузка РРПК перевалила уже за 600 миллионов долларов. Неплохой результат для молодых и талантливых выпускников международных бизнес-школ, обладателей MBA, не скрывающих своё  бизнес-мышление.

Вот только ноу-хау Глеба Франка, агрессивные, смелые, чурающиеся таких мелочей как экологические и социальные риски, основанные на особых отношениях с руководителями федеральных ведомств - весь этот "сильно пахнущий букет может плохо пахнуть в нежной атмосфере озера Лугано", - отмечают на сайте. Там, где у Глеба Франка интерес серьёзней, там у него (и его семьи) «лежбище».

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПО НЕДВИЖИМОСТИ