Бойтесь и надейтесь!

31.01.2016

Нынешний кризис не принято сравнивать с предыдущим – с кризисом 2008-2009 гг. Почему не принято? Ну, на этот счет изготовлена целая мантра: «То, что было тогда, было кризисом. А то, что есть сейчас, это новая реальность». Цитирую мантру без сопутствующей аргументации. Думаю, что и так всё понятно.

Однако сравнивать социально-психологические стороны того кризиса и нынешней новой реальности - очень интересно.

Напомню, что тогда всех тоже напугали падение цен на нефть и скачок расценок на иностранные валюты. Напомню, что все благополучные нулевые до этого (особенно благополучны были 2005-2007 гг.) умные эксперты предупреждали, что высокие цены на нефть не вечны, что когда они упадут, всем нам будет плохо и плохо нам будет очень долго. То есть все были в курсе опасности – пусть и не вооружены, но предупреждены. Это, впрочем, как обычно. Я, например, и не помню, когда у нас предупрежденный бежал бы вооружаться и оставлял потом мотивационного петуха (клевателя задниц) без столь нравящейся ему работы. И вот тогда все приготовились к долгому ухудшению жизни (никто тогда не верил, что черная полоса скоро закончится, ибо сыпалась вся мировая экономика), в том числе больше работать, меньше зарабатывать, разумеется, меньше потреблять. А получилось, что зря готовились. Терпеть пришлось всего полтора-два года. Нефть отскочила, у.е. присели. В 2010 году хорошая жизнь начала возвращаться, а в 2011 году она вернулась, да еще такая хорошая, что активная часть общества позволила себе порезвиться на Болотной площади и пофилософствовать про «post-material shift». Мол, материальные запросы наши удовлетворены, подавай нам теперь всякий нематериальный десерт типа политических свобод и честных выборов.

Так вот из-за того опыта готовности к длительному плохому и быстрого возвращения к хорошему мы слегка дезориентированы сейчас. Ибо волей-неволей настраиваемся на то, что надо просто подождать, потерпеть, как сказал Путин, и все плохое сменится хорошим, как это случилось тогда.

Помню, в 2011 году был я участником одной экспертной тусовки, на которой был поставлен вопрос об актуальных ожиданиях населения. И один мой знакомец, человек очень остроумный, удачно сформулировал эти ожидания: «Требую продолжения банкета!»  Мол, в нулевые мы с каждым годом жили все лучше. Потом перетерпели кризис. Теперь ждем продолжения того, что было в нулевые. Я тогда предложил переименовать партию «Единая Россия» в «Партию продолжения банкета». Чтобы всем всё было понятно.

Так вот из-за счастливого исхода того кризиса мы и сейчас на что-то надеемся. По-моему, все надеются. Даже те, кто делает вид, что всё понимают правильно, то есть мантру, цитированную выше, с умным видом озвучивают.

Давно желающие катастрофы тому порядку, что складывался в России с начала нынешнего столетия-тысячелетия, дождались или почти дождались момента, когда они могут завопить: «А мы ведь вас предупреждали!» Момент этот, скорее всего, толком еще не настал. В конце концов, надо дождаться фиксированного поражения в новой холодной войне, ну и падения путинского режима, конечно же. Однако сказать так уже хочется. Предложить что-то внятное взамен тому, что есть, торжествующим «предупреждателям» по-прежнему нечего, на что продолжают указывать спорщики с противоположной стороны, у которых свои проблемы. Столько лет блестяще работавший в политических спорах аргумент: «Демагоги, вспомните, как люди жили, посмотрите, как они живут сейчас, и заткнитесь!» - явно утратил свою чудодейственную силу и сейчас, если и используется, то в прошлом времени.

Короче, атмосфера сгущается.

Чем таким интересным может разрядиться это сгущение на думских выборах? Прогнозов я, разумеется, давать не буду, но на самое интересное, что возможно на этих выборах укажу.

Профессиональные политтехнологи подтвердят, что есть по сути всего две коллективных эмоции, определяющих любое содержательное голосование («содержательное» это значит голосование, которое не является сугубо протестным). Это страх и надежда. Причем, страх даже пофундаментальнее будет, но это уже тонкости.

Так вот особенность нынешних выборов заключается в том, что практически любая политическая сила может воспользоваться на них этими электорально-ресурсными эмоциями. Прорежимные политические силы могут использовать страхи перед разверзающейся неопределенностью и надежды на то, что родные-знакомые авторитарии выручат. Антирежимные силы могут воспользоваться страхами перед властью, которая довела страну до пропасти и может тащить ее дальше, если не сменится, и надеждами на то, что сменяемость власти что-то поправит.

В следующем (февральском) выпуске «Крейзиса: истории болезни» я займусь предметным анализом самих участников думских выборов и логики их политических действий. Этот месяц все-таки зафиксирую как некий «пейзаж перед битвой». И еще раз констатирую: на этих выборах доступ к главным электоральным ресурсам – страхам и надеждам – у всех участников примерно одинаковый. В этом смысле шансы у всех (речь не про финансовые, медийные, организационные и прочие возможности) примерно одинаковые.




О ПРОЕКТЕ.
Baikalinform.ru продолжает публикацию ежемесячных политических комментариев Сергея Шмидта - с января 2015 года они выходят под рубрикой "Крейзис: история болезни". Эта рубрика стала сиквелом другой серии зарисовок, "Дневника ренегата", посвященного приключениям оппозиционной идеи в путинской России. Экономический (и, надо полагать, политический) кризис, начавшийся на рубеже 2014-2015 годов, сделал для нашего автора более актуальным халат диагноста, смело признающего, впрочем, ограниченность собственного горизонта предвидения:

- «Крейзис» это понятие, которое тождественно диагнозу известнейшего в русской литературе медицинского профессора: «Разруха в головах, а не в сортирах». С тем только важным дополнением, что в голове профессора-диагноста царит точно такая же разруха, что и в головах тех, кто с его точки зрения, перенес разруху из своих голов в общие сортиры. «Крейзис» - название для всяческого нездоровья наших времен.

ОБ АВТОРЕ. Сергей Шмидт - известный российский сетевой автор, доцент кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета Иркутского государственного университета. Будучи историком по образованию и научной степени, он уже более десяти лет не занимается историческими исследованиями, предпочитая исследования политические и социальные. Он -один из самых известных нестоличных блогеров России, пишущих на общественно-политические темы. В блогосфере выступает под ником Langobard. СМИ чаще всего представляют его политологом или социологом, а иногда просто блогером. Публицистику и колумнистику Сергея Шмидта, а также экспертные комментарии можно встретить в большом количестве региональных СМИ. Среди прочего, Сергей Шмидт известен в рунете своей демонстративной политической позицией - «просвещенного лоялизма» (условная поддержка сложившегося в РФ авторитарного режима как «наименьшего зла»). Политическая позиция блогера неоднократно предавалась анафеме наиболее радикальными противниками путинизма. С другой стороны, она никогда не встречала одобрения и у профессиональных идеологов режима, не чувствующих за ней подобающих восторженности и дебилизма. В 2012-2013 гг. Сергей Шмидт реализовал «гражданский эксперимент на себе», приняв (в качестве избирателя) участие в выборах Координационного совета российской оппозиции. О своих мыслях, ощущениях и наблюдениях он рассказывал в своей колонке «Дневник ренегата» - уже и после того, как КС оппозиции канул в лету (до конца 2014 года).



Серия статей Сергея Шмидта

Всех с днем рождения Путина!

Сегодня день рождения Путина, ему 25 лет исполняется, романтически выражаясь – четверть века. Я не сошел с ума. Речь идет не о дне рождения, скажем так, «биологического Путина». И речь даже не о дне рождения «путинизма», который правильнее искать либо в 2001 году (сокрушение НТВ), либо в 2003 году (сокрушение Ходорковского), либо в 2004 году (сокрушение выборов глав субъектов федерации). Но не позже. Сегодня день рождения «политического Путина».

 
Три апрельских войны

Апрель 2021-го едва ли толком запомнится неначавшейся войной России и Украины – я специально вместо «войны России с Украиной» написал «России и Украины», ибо, случись она, ясности по вопросу, кто конкретно ее начал, скорее всего, никогда бы не возникло. Я, признаться, был уверен, что никакой целенаправленной войны и не будет, точнее, никакая война не входит в намерения сторон. Хотя военный конфликт и мог случиться из-за какого-нибудь недоразумения, возможность которого всегда имеется, когда большие массы войск располагаются в относительной близости друг от друга. Обошлось.

 
Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 

Сергей Шмидт - серия колонок

Видеосюжеты