Знак беды — знак вопроса

30.12.2022

Сергей ШМИДТ - серия статей

Видит бог, я из тех мелких жуликов от гуманитаристики, прячущихся под якобы солидной вывеской «политолог», что совершенно не стесняются полного провала своей аналитики и прогнозов. В моей «политологической» жизни таких суперпровалов было два и 2022-й год один из них. Моя годичной давности уверенность в том, что никакого перевода отношений России с Украиной в формат – в очередной раз воспользуюсь красивым словосочетанием от Владислава Суркова – «контактной геополитики» не будет, и мои сарказмы в адрес тех, кто допускал такой вариант развития событий, были настолько безальтернативными, что у меня сегодня просто не поднимается рука ставить ссылки на то, что я писал в конце прошлого года и в начале нынешнего (уходящего). Не хочу заметать свои ошибки под ковер, я совершенно не стесняюсь своих ошибок, просто все оказалось настолько другим, чем мне казалось год назад, что позволю себе просто не выставлять лишний раз на всеобщее обозрение свидетельства своего фиаско.

-

В оправдание свое скажу следующее. Моя уверенность в том, что противостояние с Украиной и НАТО не будет выходить за пределы телевизионных студий, строилась не столько на очевидности того, что полноценная «баталия» не выгодна ни российскому обществу, ни российским властям (даже в случае быстрой победы), а на, можно сказать, эксклюзивной инсайдерской инфе. Дело в том, что год назад мне в руки путями, о которых умолчу, попали «установки для СМИ», сформулированные, как я понимаю, в недрах АП для освещения декабрьской пресс-конференции Путина, и не надо было быть семи пядей во лбу политологом, чтобы «вычитать» в этих установках, что ни к каким грандиозным боям и сражениям страну руководство не готовило. Наоборот, подконтрольным СМИ (то есть, большинству СМИ в России) вменялось всяческое подчеркивание переустановки акцентов с вопросов внешней политики на вопросы внутреннего (особенно регионального) развития. Я уж молчу про то, что в прошлую новогоднюю ночь россияне выслушали, быть может, самое «мирное» и самое «человечное» обращение Путина за последние черт знает сколько лет. Найдите, пересмотрите в интернете. Ответьте себе на вопрос, обращаются ли с такими словами к гражданам авторитарные суверены, принявшие решение о начале «крестового похода»?

В общем, да простят меня все, кому не понравится то, что я сейчас напишу, но я до последнего, то есть до окончательного прояснения всех обстоятельств (правда, не знаю, как обстоятельства эти могут быть окончательно прояснены), буду исходить из того, что однозначное решение о СВО еще отсутствовало год назад, что что-то случилось в январе-феврале, что подтолкнуло к этому решению. Впрочем, как бывший постмодернист, готов принять и версию, что в современном мире с его «клиповым мышлением» и «памятью, как у рыбки» у рядовых граждан элиты и их пиар-служащие отказались от моделей поэтапной агитационной подготовки граждан к судьбоносным политическим решениям (мол, те все равно ни хрена не запоминают) и спокойно обрушивают на них решения, как снег на голову. И нет никакого противоречия между тем, что страну готовили к миру, а через пару месяцев бросили ее, без особой подготовки, в совершенно противоположное миру состояние.

Своих версий на тему «что же случилось» (в январе-феврале), что заставило принять решение о СВО, у меня нет. Сошлюсь на версию Алексея Венедиктова*, который в моем личном рейтинге самых спокойно и разумно мыслящих людей в современной России занял в этом году почетное первое место. Венедиктов допускает, что администрация Байдена, сделав вывод о том, что ей не удается остановить «российскую агрессию» приданием огласки разведданных о подготовке военной операции, приняла решение способствовать началу этой операции, дабы втянуть путинскую Россию в «новый Афганистан», разорительный и бесперспективный. Ибо, как подметил Венедиктов, в какой-то момент заявления Вашингтона о недопустимости агрессии сменились настойчивыми заявлениями о том, что ни один солдат НАТО не будет воевать на Украине. Это было что-то вроде завуалированного приглашения начать. Если так, то могу себе представить, что сейчас чувствует профессиональный спецслужбист, столько лет, по сути, вручную управляющий Россией, осознав, что он дал себя одурачить. Каково это для бывшего разведчика понимать, что противники его разыграли. Аж, советский фильм «Вариант «Омега»» захотелось пересмотреть, там есть про это.

Ещё раз повторю, что версия эта не моя, а Алексея Венедиктова*, поэтому попрошу господ либералов не обрушиваться на меня с праведным гневом, мол, я, злосчастный и злокозненный путиноид, получив очередную таинственную методичку, пытаюсь оправдать тирана и агрессора.

Опять же есть еще одна не моя точка зрения, а точка зрения отдельных либеральных, то есть безупречно антипутинских политологов, стремящихся и способных выходить за пределы вменяемых тусовкой правил (я имею в виду людей вроде Владимира Пастухова), плюс, по сути, точка зрения украинского главкома Залужного. Суть её такова: Запад помогает деньгами и оружием Украине ровно настолько, чтобы она не проиграла России, но не помогает настолько, чтобы она могла выиграть. И эта оценка похожа на объективную. Спорить о том, какие реальные цели Запад при этом ставит, можно долго. А уж про российские цели в нынешней ситуации, так тем более. Пожалуй, перенесем обсуждение этих вопросов на следующий год.

Ведь входим мы в этот следующий год с большими знаками вопроса, святящимся прямо на лбах у всех участников этой драмы-2022.

*признан Минюстом РФ иноагентом

Ранее от Сергея Шмидта по теме:

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Знак беды — знак вопроса

Видит бог, я из тех мелких жуликов от гуманитаристики, прячущихся под якобы солидной вывеской «политолог», что совершенно не стесняются полного провала своей аналитики и прогнозов. В моей «политологической» жизни таких суперпровалов было два и 2022-й год один из них. Моя годичной давности уверенность в том, что никакого перевода отношений России с Украиной в формат – в очередной раз воспользуюсь красивым словосочетанием от Владислава Суркова – «контактной геополитики» не будет, и мои сарказмы в адрес тех, кто допускал такой вариант развития событий, были настолько безальтернативными, что у меня сегодня просто не поднимается рука ставить ссылки на то, что я писал в конце прошлого года и в начале нынешнего (уходящего). Не хочу заметать свои ошибки под ковер, я совершенно не стесняюсь своих ошибок, просто все оказалось настолько другим, чем мне казалось год назад, что позволю себе просто не выставлять лишний раз на всеобщее обозрение свидетельства своего фиаско.

 
Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 
В августе падения Цезаря ждать…

В России давным-давно сложился миф об августе. Миф о том, что в августе у нас происходит что-то неожиданно-поворотное. Поэтому все, кому хочется «черного лебедя» и стремительных перемен, ждут августа, как месяца-мессию, как избавления, как глотка свежей воды. Чего уж, есть и такая традиция в России: в августе падения Цезаря ждать. Ну а мечтающим о… «превращении империалистической войны в гражданскую», так сам бог велел искать в календаре последний месяц лета.



 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок