Предпоследний бой полковника Путина

31.08.2016

Так-то до выборов в Госдуму осталось чуть больше двух недель, но особого накала – что политтехнологического, что общественного, даже фейсбучного – не чувствуется. Особенно, если сравнивать с 2011 годом. Все-таки тогда пресловутая «рокировка», по форме еще более неудачная, чем по содержанию, да и накопившийся гнев тех, кому, откровенно говоря, после слива Прохорова из «Правого дела», просто не за кого было голосовать, добавляли энергии в политические процессы. Да и пан Навальный был побойчее, а самое главное – посвежее. Сейчас Навальный и его единоверцы лютуют в интернете значительно меньше, чем тогда. Но даже при том накале страстей мало кто предвидел, что выборы «выстрелят» Болотной площадью. Нынешние выборы просто похожи на болото, но все равно, когда вспомнишь события пятилетней давности, становится не так уж и безмятежно. Вдруг и сейчас что-нибудь «выпалит»?

Ну если и случится чего, то все опишу и проанализирую в сентябрьском «крейзисе». Тут же постараюсь перечислить основные интриги выборов 18 сентября, как они выглядят в конце лета.

Интрига номер раз. Насколько приподнимет результат «Единой России» активная интеграция в ее выборную кампанию – пусть и не лично «голосатворящего» президента, но его пламенеющего образа. Мне хорошо известно, как носителю инсайдерского опыта, что в 2011 году «Единой России» строго настрого было воспрещено пользоваться Путиным. Путина сохраняли для выборов Путина, которые должны были произойти через четыре месяца после думских выборов, на которых партия действующей власти должна была обходиться собственными силами. Сейчас промежуток между думскими и президентскими выборами составляет целых два года. Так что пользоваться Путиным можно не опасаясь невосстанавливаемых растрат. Им и пользуются. «Единая Россия» штампует простейшие баннеры без визуалки, состоящие из одних цитат из Путина. Напоминает о том, что она является партией, за которую голосует Путин. Некоторые партийные одномандатники с персональных баннеров сообщают, что они являются членами «команды Путина». У нас в Иркутландии такого нет, но я видел такие баннеры в Калининграде.

Учитывая высокую вероятность того, что наш президентствующий Альфа-Центавр будет участвовать в президентских выборах 2018-го года и сверхвысокую вероятность того, что они уж точно станут для него последними выборами федерального масштаба, можно сказать полковник Путин, позволив бросить себя на передовой рубеж раскрутки «Единой России» пошел в свой предпоследний электоральный бой. Скажем прямо: это вносит определенное смятение в головы миллионов избирателей, которые привыкли комфортно любить президента и отдельных влиятельных членов «Единой России», но при этом ненавидеть саму партию «Единая Россия». Как им теперь быть? – ума не приложу. Поэтому и отдаю предпоследнему бою Путина пальму первенства в интригах этих выборов.

Вторая интрига – останется ли Дума четырехпартийной, с теми же самыми партиями? Вероятность этого очень высока, хотя еще несколько месяцев назад я, например, был почти уверен, что «Справедливой России» в Думе уже не будет. Однако то, что эта одна из самых бессмысленных, с моей точки зрения, политических партий в стране нашла ресурсы для очень активного воздействия на избирателей, плюс ко всему выбрала правильное содержание кампании, повышают ее шансы до практически бесспорных.

Некоторые социологические ведомства, которым в принципе не принято доверять после феерического фиаско на выборах мэра Москвы, сообщают об еще одной вероятной сенсации. ЛДПР может обойти по процентам вечно вторую КПРФ. Пока в это не очень верится. В актив ЛДПР запишем наиболее яркие слоганы – они всегда самые крутые у жириновцев – и неувядающие способности лидера, явно меняющего одну батарейку за другой. На чаше весов КПРФ – отлаженные организационные сети. И деньги, как не странно. Не будем забывать о том, что КПРФ это партия, которая по сути является электоральной машиной для попадания во власть тех бизнесменов, что не встроились в основную вертикаль власти. Так что со спонсорством там порядок.

Наша политика, по верному замечанию одного политолога, вообще устроена как национальные чемпионаты по футболу. «Единая Россия» - премьер-лига. КПРФ – первый дивизион. Можно вылететь из премьерки в первуху, как, например, случилось с нашим земляком-одномандатником Антоном Романовым. ЛДПР и «Справедливая Россия» – второй дивизион. И есть определенная интрига в том, что ЛДПР может побороться за место в первом дивизионе с самой КПРФ.

Ну и конечно – отдельная интрига это партийные результаты в Иркутской области. После прошлогоднего обвального провала с политическим прогнозированием (и я остался грешен, чего уж скрывать) тут лучше вообще прогнозированием не заниматься. Интригу можно не сохранять. Она в Иркутской области всегда сохраняет себя сама.

 

Серия статей Сергея Шмидта

Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 

Леонид Корытный - о проблемах Байкала

Видеосюжеты