Баяны порваны, а тёщенька здорова

31.03.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Путина с его путинским режимом хоронят на моей памяти уже четвертый раз. Первая панихида – кризис 2008-2009 гг. Вторая – Болотная площадь в 2011-2012 гг. Третья – падение цен на нефть, рубля к евро-доллару и скачок цен осенью 2015-го. Чем всё заканчивалось в предыдущие «разы», думаю, все помнят. Баяны порваны, а тёща ходит здоровая, еще и улыбается вызывающе.

Мартовская эпидемическая паника существенно оттенила политическую истерию. В плане политики для нас, политологов и политологов-любителей, все в марте складывалось просто замечательно – тут и надвигающееся голосование за скандальное «обнуление сроков» («Терешковская поправка», заставившая забыть все остальные поправки), и катастрофа с ценами на нефть, и падение курса рубля. Но пандемия помешала пиру политического духа. В общем, четвертые за последние двенадцать лет «похороны» действующей власти происходят не так шумно, как могли бы. Ибо основной шум пока уходит в коронавирус.

Я не экономист и не могу оценить правильность или неправильность выхода России из сделки с ОПЕК. Опять же я не вирусолог и не эпидемиолог, поэтому стараюсь не иметь никакого собственного мнения по поводу коронавируса. Так что позволю себе короткое рассуждение о том, какой может сложиться образ Путина и путинского режима после того, как я уж не знаю какие по счету их «похороны», увенчаются хоть каким-то результатом, а не только порванными баянами.

Давно подмечено и, разумеется, не мной подмечено, что мы живем в стране, у которой нет «золотого века». Невозможно найти в истории России период, указав на который можно было сказать, что вот тогда «всё у нас было более или менее как надо». Эта проблема отсутствия образцово-показательного прошлого портит политическую жизнь, что государственникам, что либералам. Не очень-то комфортно государственникам вылезать с Николаем I или Сталиным на знаменах, исторических пиков внешнеполитического влияния наше отечество при этих правителях, конечно, достигало, однако творилось во времена их правления такое, с чем в XXI веке красоваться как-то неудобно. Неслучайно, что Брежнев с его тягуче-унылой, но все-таки гуманной эпохой отдувается у нас за «государственничество с человеческим лицом». Хотя у него, откровенно говоря, так себе получается.

У либералов схожие проблемы. Славить демократический 1917-й год получается не очень, ибо 1917-й в результате отжали для своих исторических распальцовок большевики. Славить Ельцина и девяностые как «золотой век» – тоже обреченное на неуспех предприятие, ведь еще очень долго в обществе сугубо количественно будут доминировать те, у кого не самые светлые воспоминания о девяностых. Опять же фильм «Брат» или сериал «Бригада» всегда готовы к просмотру. Вот и отдуваются у либералов за всё Екатерина II с очередной серией усиления крепостного права, да Александр II с подавлением восстания в Польше. Как и Брежнев, так себе отдуваются.

Так вот у Путина с его режимом, как и когда бы ни закончился «путинизм», есть все шансы разорвать эти порочные круги и стать наконец-то нормальным «золотым веком» для государственнической риторики. Все для этого есть. И довольно стремительный рывок от «пустого места с ядерными ракетами» к достаточно серьезному влиянию в мировой политике – а это дело (понты в мировой политике) государственники очень уважают. Далее редчайший (единственный?) случай в истории России, когда усиление внешнеполитического влияния государства совпало с реальным улучшением качества жизни населения. Да, скорее, совпало, нежели стало следствием внешнеполитических успехов, но кто же в будущем станет разбираться? Сталинский СССР добился абсолютных геополитических рекордов в истории нашего отечества, но с качеством жизни – особенно в деревнях – был полный завал. А у Путина, как ни крути, завала (пока?) не было. Ну и с разнообразной «харизмой-афоризмой» у Путина был порядок. Немаловажно, что и масштаб политических репрессий при нем это мизер по меркам российской истории и в сравнении с требованиями и ожиданиями значительной, если не большей, части общества.

В общем, поздравляю всех государственников. Когда «золотой век» обнулится (я собирался этот выпуск «Срока» назвать «Обнуление золотого века»), будет им чем потрясти в грядущих риторических баталиях с либералами. Либералы, когда начнется постпутинская «перестройка», ежели не забудут, что и им нужен какой-нибудь убедительный «золотой век», надеюсь, не прощелкают опять очередного исторического шанса и тоже сделают что-нибудь крутое. Свой «золотой век», которым можно будет глушить государственников в грядущих риторических боях и сражениях.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 
Украинско-белорусские поправки к теории «оранжевой революции»

Политическая жизнь в 2020 году – динамичное переплетение интересов и действий, причин и поводов, а также комбинаций обстоятельств – созидает не только поправки к Конституции России, но и поправки к теории и практике т.н. «оранжевых революций».

 
Кто отравил кролика Роджера или покушение на однозначность

Раз в месяц производить рефлексию по поводу политической жизни России и ничего не написать об отравлении Навального, значит самовыписаться из числа самостоятельно думающих людей, поставить крест на репутации пусть слабенького, но аналитика. Я и так дал слабину и ничего не написал об этом в августовском выпуске «Срока» – внимательные читатели наверняка обратили на это внимание – в общем, пора возвращать долг.

 
Умный авторитаризм как мечта и тупик

Ехал я пару недель назад в электричке. По вагонам (в проходах) передвигались в разные стороны разнообразные люди. Этих ищущих лучшей доли людей было почему-то больше, чем обычно. Мои соседки – типичные дачные дамы благородного возраста с ведерками и собаками – перебросились по их поводу несколькими фразами.

 
Видеосюжеты
Крейзис: История болезни