Баяны порваны, а тёщенька здорова

31.03.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Путина с его путинским режимом хоронят на моей памяти уже четвертый раз. Первая панихида – кризис 2008-2009 гг. Вторая – Болотная площадь в 2011-2012 гг. Третья – падение цен на нефть, рубля к евро-доллару и скачок цен осенью 2015-го. Чем всё заканчивалось в предыдущие «разы», думаю, все помнят. Баяны порваны, а тёща ходит здоровая, еще и улыбается вызывающе.

-

Мартовская эпидемическая паника существенно оттенила политическую истерию. В плане политики для нас, политологов и политологов-любителей, все в марте складывалось просто замечательно – тут и надвигающееся голосование за скандальное «обнуление сроков» («Терешковская поправка», заставившая забыть все остальные поправки), и катастрофа с ценами на нефть, и падение курса рубля. Но пандемия помешала пиру политического духа. В общем, четвертые за последние двенадцать лет «похороны» действующей власти происходят не так шумно, как могли бы. Ибо основной шум пока уходит в коронавирус.

Я не экономист и не могу оценить правильность или неправильность выхода России из сделки с ОПЕК. Опять же я не вирусолог и не эпидемиолог, поэтому стараюсь не иметь никакого собственного мнения по поводу коронавируса. Так что позволю себе короткое рассуждение о том, какой может сложиться образ Путина и путинского режима после того, как я уж не знаю какие по счету их «похороны», увенчаются хоть каким-то результатом, а не только порванными баянами.

Давно подмечено и, разумеется, не мной подмечено, что мы живем в стране, у которой нет «золотого века». Невозможно найти в истории России период, указав на который можно было сказать, что вот тогда «всё у нас было более или менее как надо». Эта проблема отсутствия образцово-показательного прошлого портит политическую жизнь, что государственникам, что либералам. Не очень-то комфортно государственникам вылезать с Николаем I или Сталиным на знаменах, исторических пиков внешнеполитического влияния наше отечество при этих правителях, конечно, достигало, однако творилось во времена их правления такое, с чем в XXI веке красоваться как-то неудобно. Неслучайно, что Брежнев с его тягуче-унылой, но все-таки гуманной эпохой отдувается у нас за «государственничество с человеческим лицом». Хотя у него, откровенно говоря, так себе получается.

У либералов схожие проблемы. Славить демократический 1917-й год получается не очень, ибо 1917-й в результате отжали для своих исторических распальцовок большевики. Славить Ельцина и девяностые как «золотой век» – тоже обреченное на неуспех предприятие, ведь еще очень долго в обществе сугубо количественно будут доминировать те, у кого не самые светлые воспоминания о девяностых. Опять же фильм «Брат» или сериал «Бригада» всегда готовы к просмотру. Вот и отдуваются у либералов за всё Екатерина II с очередной серией усиления крепостного права, да Александр II с подавлением восстания в Польше. Как и Брежнев, так себе отдуваются.

Так вот у Путина с его режимом, как и когда бы ни закончился «путинизм», есть все шансы разорвать эти порочные круги и стать наконец-то нормальным «золотым веком» для государственнической риторики. Все для этого есть. И довольно стремительный рывок от «пустого места с ядерными ракетами» к достаточно серьезному влиянию в мировой политике – а это дело (понты в мировой политике) государственники очень уважают. Далее редчайший (единственный?) случай в истории России, когда усиление внешнеполитического влияния государства совпало с реальным улучшением качества жизни населения. Да, скорее, совпало, нежели стало следствием внешнеполитических успехов, но кто же в будущем станет разбираться? Сталинский СССР добился абсолютных геополитических рекордов в истории нашего отечества, но с качеством жизни – особенно в деревнях – был полный завал. А у Путина, как ни крути, завала (пока?) не было. Ну и с разнообразной «харизмой-афоризмой» у Путина был порядок. Немаловажно, что и масштаб политических репрессий при нем это мизер по меркам российской истории и в сравнении с требованиями и ожиданиями значительной, если не большей, части общества.

В общем, поздравляю всех государственников. Когда «золотой век» обнулится (я собирался этот выпуск «Срока» назвать «Обнуление золотого века»), будет им чем потрясти в грядущих риторических баталиях с либералами. Либералы, когда начнется постпутинская «перестройка», ежели не забудут, что и им нужен какой-нибудь убедительный «золотой век», надеюсь, не прощелкают опять очередного исторического шанса и тоже сделают что-нибудь крутое. Свой «золотой век», которым можно будет глушить государственников в грядущих риторических боях и сражениях.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 
В августе падения Цезаря ждать…

В России давным-давно сложился миф об августе. Миф о том, что в августе у нас происходит что-то неожиданно-поворотное. Поэтому все, кому хочется «черного лебедя» и стремительных перемен, ждут августа, как месяца-мессию, как избавления, как глотка свежей воды. Чего уж, есть и такая традиция в России: в августе падения Цезаря ждать. Ну а мечтающим о… «превращении империалистической войны в гражданскую», так сам бог велел искать в календаре последний месяц лета.

 
Отложенные сроки

Июльское настроение у тех, кто не принадлежит ни к одному из двух лагерей «энтузиастов», повторило настроение июньское. Говоря по-простому, остается совершенно непонятным, как вылезать из той «ж…», в которой оказались основные участники «украинского сюжета», включая Европу и США, да и, откровенно говоря, всё человечество или значительная часть его, раз уж приходится всё чаще вспоминать о «голодающей Африке»?

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок