Баяны порваны, а тёщенька здорова

31.03.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Путина с его путинским режимом хоронят на моей памяти уже четвертый раз. Первая панихида – кризис 2008-2009 гг. Вторая – Болотная площадь в 2011-2012 гг. Третья – падение цен на нефть, рубля к евро-доллару и скачок цен осенью 2015-го. Чем всё заканчивалось в предыдущие «разы», думаю, все помнят. Баяны порваны, а тёща ходит здоровая, еще и улыбается вызывающе.

Мартовская эпидемическая паника существенно оттенила политическую истерию. В плане политики для нас, политологов и политологов-любителей, все в марте складывалось просто замечательно – тут и надвигающееся голосование за скандальное «обнуление сроков» («Терешковская поправка», заставившая забыть все остальные поправки), и катастрофа с ценами на нефть, и падение курса рубля. Но пандемия помешала пиру политического духа. В общем, четвертые за последние двенадцать лет «похороны» действующей власти происходят не так шумно, как могли бы. Ибо основной шум пока уходит в коронавирус.

Я не экономист и не могу оценить правильность или неправильность выхода России из сделки с ОПЕК. Опять же я не вирусолог и не эпидемиолог, поэтому стараюсь не иметь никакого собственного мнения по поводу коронавируса. Так что позволю себе короткое рассуждение о том, какой может сложиться образ Путина и путинского режима после того, как я уж не знаю какие по счету их «похороны», увенчаются хоть каким-то результатом, а не только порванными баянами.

Давно подмечено и, разумеется, не мной подмечено, что мы живем в стране, у которой нет «золотого века». Невозможно найти в истории России период, указав на который можно было сказать, что вот тогда «всё у нас было более или менее как надо». Эта проблема отсутствия образцово-показательного прошлого портит политическую жизнь, что государственникам, что либералам. Не очень-то комфортно государственникам вылезать с Николаем I или Сталиным на знаменах, исторических пиков внешнеполитического влияния наше отечество при этих правителях, конечно, достигало, однако творилось во времена их правления такое, с чем в XXI веке красоваться как-то неудобно. Неслучайно, что Брежнев с его тягуче-унылой, но все-таки гуманной эпохой отдувается у нас за «государственничество с человеческим лицом». Хотя у него, откровенно говоря, так себе получается.

У либералов схожие проблемы. Славить демократический 1917-й год получается не очень, ибо 1917-й в результате отжали для своих исторических распальцовок большевики. Славить Ельцина и девяностые как «золотой век» – тоже обреченное на неуспех предприятие, ведь еще очень долго в обществе сугубо количественно будут доминировать те, у кого не самые светлые воспоминания о девяностых. Опять же фильм «Брат» или сериал «Бригада» всегда готовы к просмотру. Вот и отдуваются у либералов за всё Екатерина II с очередной серией усиления крепостного права, да Александр II с подавлением восстания в Польше. Как и Брежнев, так себе отдуваются.

Так вот у Путина с его режимом, как и когда бы ни закончился «путинизм», есть все шансы разорвать эти порочные круги и стать наконец-то нормальным «золотым веком» для государственнической риторики. Все для этого есть. И довольно стремительный рывок от «пустого места с ядерными ракетами» к достаточно серьезному влиянию в мировой политике – а это дело (понты в мировой политике) государственники очень уважают. Далее редчайший (единственный?) случай в истории России, когда усиление внешнеполитического влияния государства совпало с реальным улучшением качества жизни населения. Да, скорее, совпало, нежели стало следствием внешнеполитических успехов, но кто же в будущем станет разбираться? Сталинский СССР добился абсолютных геополитических рекордов в истории нашего отечества, но с качеством жизни – особенно в деревнях – был полный завал. А у Путина, как ни крути, завала (пока?) не было. Ну и с разнообразной «харизмой-афоризмой» у Путина был порядок. Немаловажно, что и масштаб политических репрессий при нем это мизер по меркам российской истории и в сравнении с требованиями и ожиданиями значительной, если не большей, части общества.

В общем, поздравляю всех государственников. Когда «золотой век» обнулится (я собирался этот выпуск «Срока» назвать «Обнуление золотого века»), будет им чем потрясти в грядущих риторических баталиях с либералами. Либералы, когда начнется постпутинская «перестройка», ежели не забудут, что и им нужен какой-нибудь убедительный «золотой век», надеюсь, не прощелкают опять очередного исторического шанса и тоже сделают что-нибудь крутое. Свой «золотой век», которым можно будет глушить государственников в грядущих риторических боях и сражениях.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 
Украинско-белорусские поправки к теории «оранжевой революции»

Политическая жизнь в 2020 году – динамичное переплетение интересов и действий, причин и поводов, а также комбинаций обстоятельств – созидает не только поправки к Конституции России, но и поправки к теории и практике т.н. «оранжевых революций».

 

История Оксаны Костиной, художественная гимнастика

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок