Единократия против многократии

01.12.2019

Сергей ШМИДТ - серия статей

Интриги ближайшего политического будущего у нас предполагаются в трех сериях, и развиваться они будут по нарастающей. Сюжетная энергетика будет усиливаться от серии к серии. Начну с конца. 2024-й год – главная интрига, интрига транзита. У американцев в следующем году «трампзит», а у нас через три-четыре года во все поля будет колоситься сюжет «транзит власти». В 2021 году – интрига чуть менее крутая. Власть должна получить состав Государственной думы, который, с одной стороны, мог бы быть использован для каких-нибудь суперважных конституционных новаций, с другой, в 2024 году повел бы себя не так, как повела себя дореволюционная Государственная дума четвертого созыва в 1917 году. Ну и третья серия – она прямо сейчас, на наших глазах началась и происходит. Какую стратегию выберет власть на выборах в эту самую судьбоносную Думу-2024? Как на этих выборах будет применяться «партия власти» - «Единая Россия»?

Экспертные слухи ходили разные. Все они сводились к тому, что выбор будет сделан из трех вариантов.

1. Количество думцев-одномандатников увеличат с 50 процентов до 75 процентов. Предыдущая практика показывала, что кандидату-единоросу проще выиграть одномандатный округ. В единоросы и так идут влиятельные люди, плюс на выборах партия стремится выставлять влиятельных (с ресурсами) людей. То есть у них элементарно больше возможностей для организации качественной избирательной кампании (и в том, что касается открытой, и в том, что касается теневой ее части). Да и значительное число граждан склонно голосовать за тех, кто может для них что-то реальное сделать, то есть за влиятельных и ресурсных людей, а не за нищебродов-фриков или опальных оппозиционеров-романтиков. В общем, на одномандатных округах у единоросов хорошие шансы, если бы не… Я сейчас имею в виду не навальников, изобразивших радость по поводу проекта «75 процентов одномандатников» – мол, после успеха нашего «умного голосования» на выборах в Мосгордуму мы «сделаем» всех единоросов по такой же методике. Я имею в виду, что все это хорошее для ЕР, во-первых, работало до пенсионной реформы и до фактора действительно перенакопления усталости от «Единой России». Во-вторых, давно замечено, что одномандатника сложнее сковать партийной дисциплиной, нежели списочника. Одномандатник постоянно стремится куда-нибудь за пределы длины партийного поводка. И потому, что ему кажется, что своим местом в Думе он обязан в первую очередь себе, а не партии. И потому что он – вот странность! – думает об избирателях, ибо, скорее всего, намеревается переизбираться в том же округе, а значит, не хочет брать на себя лишнюю ответственность за т.н. «непопулярные решения», которые Кремль, да и просто политические обстоятельства, навешивают на его партию. В общем, Дума, в которой доминируют одномандатники, это не гарантия правильного поведения в судьбоносном 2024 году. Поэтому, судя по всему, проект «75 процентов одномандатников» отвергнут. Ну и «богчертфиг с ним».

2. Разрешение предвыборных блоков. Этот сценарий позволил бы сформировать «коалицию власти» без раздражающего словосочетания «Единая Россия» на фасаде. «Партия власти» состояла бы в такой коалиции с ОНФ и кучей каких-нибудь еще партий и движений, так или иначе выступающих за «порядок и стабильность». У данного сценария есть один риск, который, на мой взгляд, не так уж существенен, но который, судя по всему, показался существенным архитекторам и модераторам политической жизни в стране. Оппозиционные силы тоже могут наконец-то объединиться и создать в противовес «блоку власти» свой собственный «оппозиционный блок». Избиратель, впервые попавший в ситуацию, когда ему предлагается проголосовать не за несколько вариантов «против власти», а за один единственный такой вариант, может выдать оппозиционерам чрезмерное количество голосов. Мне, например, кажется, что едва ли наша оппозиция нашла бы в себе силы объединиться, раз она не находила таких сил еще ни разу, но в «башнях вертикали власти» могли напугаться, что такое возможно.

3. «Единая Россия» играет почти по-честному. То есть идет на выборы «сама собой», без каких-то уловок. Разве что кроме одной. Дозволяется участие в выборах большому, если не огромному, количеству разных партий разной степени оппозиционности. «Говорящий класс» год орет в фейсбуке сам на себя, выясняя, какая из них является настоящей оппозицией. В результате оппозиционные избиратели приходят на участки и голосуют за всех подряд, голоса растаскиваются и партии эти в большинстве своем не преодолевают процентного минимума, а немногие получают процентный мизер. И «Единая Россия» получает заветные триста одно место. Единократия побеждает многократию.

Судя по всему – заявления лидера ЕР Дмитрия Медведева, итоги XIX съезда ЕР и участие Путина в нем – первая часть этого третьего варианта одобрена. «Единая Россия» пойдет на выборы с имеющимся брендом и как одна единственная партия «во имя существующего порядка вещей». Ждем вторую часть – легализацию и допуск на выборы оппозиционной многопартийности.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок