Герой нашего времени

29.11.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

Сергей Шмидт - о Дональде Трампе

Трампу удалось невозможное. В американскую политику, в которой уже много десятилетий процветало мелкотемье вроде вверх-вниз каких-то процентов налогообложения, нюансов миграционного законодательства, изменений в медицинском обеспечении и прав вездесущего ЛГБТ, он привнес драматизм выбора нацией своей исторической судьбы (у нас тоже было такое – в 1996 году). Я бы даже сказал: поставил нацию перед «экзистенциально-историческим выбором», а может и все человечество перед этим выбором поставил. Понимаю, что классики экзистенциализма, конечно, не одобрили бы мое натягивание «буржуазной индивидуалистической философии» (так именовали экзистенциализм в СССР) на абстрактные сущности вроде нации или человечества.

Но я готов настаивать.

И вот почему. У каждого столетия есть какая-то главная тема, фундаментальный выбор, стоящий если не перед всем человечеством, то перед западной его частью. В XVIII веке это был выбор между рационализмом (разум, наука, Просвещение) и клерикализмом. В XIX веке между монархизмом и республиканизмом. В XX веке между капитализмом и социализмом-коммунизмом (фашизм, правда, подвернулся под ноги). В XXI веке это выбор между развитием в полутысячелетнем формате суверенных государств и отдельных наций, с одной стороны, и, с другой стороны, глобализацией, в которой государства и нации становятся (уже стали?) призраками, привидениями.

Старик Трамп возглавил мировой консервативный, контрглобализационный лагерь. Да, первым политическое «восстание против современного мира» поднял наш старик Путин, но Трамп попытался оживить духов суверенитета и нации прямо в гнездилище глобализации – в США.

Я готов признать, что история с Трампом до конца не разгадана, и не на пустом месте сформировалась уверенность тех, кто полагает, что в случае с Трампом мы имеем дело с эпизодом, локальным чудом, устроенным одной незаурядной личностью – иначе говоря, с сугубо «личной историей в истории». Мол, либо преждевременно, либо вообще не стоит говорить о каком-то пробуждении полноценных общественных сил или рождении полноценного мегатренда .

Я-то ратую как раз за то, что состоялась не случайная «роль личности в истории», а выход на арену сил самого исторического процесса. Трамп проиграл выборы 3 ноября, но он показал второй в американской истории результат по голосам – почти 74 миллиона голосов, побив и исторический рекорд Обамы, и показатель старой сучки Клинтон в 2016 году, а к своему результату 2016-го года добавив целых 11 миллионов голосов. Да, его конкурент Байден, самый беспонтовый, самый тусклый и унылый (по крайней мере, за последние 120 лет) кандидат в президенты США набрал абсолютно рекордное в истории страны количество голосов – больше восьмидесяти миллионов. Ну дык, в гибридные времена и не такое может случиться. Выборы стали поражением Трампа, но не его эпическим провалом (смотри названные выше цифры), который предсказывался многими головастиками системы «эксперт».

Так что может быть, что консервативные силы проиграли битву, а не войну. И настоящая схватка за и против глобализации еще впереди, ведь век только начался. В XX веке начало эпохальному сюжету борьбы капитализма и социализма-коммунизма тоже было положено в аналогичное время – второе десятилетие века (Великая российская революция и гражданская война в бывшей Российской империи).

Так что же, товарищи консерваторы, проводим героя нашего времени товарища Дональда Трампа на пенсию со всем почетом и уважением. Выборы он проиграл, но социальную базу поддержки расширил. Плюс сделал все, что мог, чтобы «зашкварить» победу Байдена. Миллионы американских граждан (и много-много миллионов во всем мире) будут верить в то, что Байден выиграл нечестно, что у глобалистов-прогрессистов ничего честно не получается. В общем, этот прощальный зашквар оппонентов консерваторам еще пригодится.

А ты, Дональд, прощай! Ты сделал все, что мог, и сделал много. Мы тебя никогда не забудем!

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Куардак во всём или кердык всему?

«Думая, что стреляю в кабана, добыл лося», – так сформулировал лишенный депутатской неприкосновенности депутат-коммунист Валерий Рашкин суть прославившего его на всю страну злоключения в саратовской глуши. «Он шёл на Одессу, а вышел к Херсону», – пелось в одной замечательной застольно-коммунистической песне. И в песне про матроса-партизана Железняка, и в охотничьих байках Валерия Рашкина можно найти неплохие метафоры, разъясняющие, как устроены политические процессы. Боевитые акторы процессов стремятся добиться одного, а всегда получается что-то другое, иногда полностью противоположное целеполаганию.

 
Какой-то вы агент не иностранный…

Характерной чертой российской государственности времен «развитого путинизма» (для кого-то, разумеется, путинизма «загнивающего») является подчеркнутый «легализм». Власть принимает разнообразные законы, накладывающие ограничения на свободные, а иногда и просто естественные, человеческие поступки, после чего приступает к избирательному правоприменению. Большинство граждан даже не обратят внимания на то, что есть какое-то юридическое ограничение, которое они нарушают, но граждане, «попавшие в разработку», будут «подвергнуты» в полном соответствии с имеющимся законодательством.

 
Победители на распутье

Выбрали мы Думу. Уж какую есть, но государственную. Разные мотивации двигали избирателями. Проще всего было избирателям, не склонным к сопротивлению административному принуждению, и избирателям, предпочитающим ценить то немногое, что у них есть, боящихся потерять это немногое в случае перемен или просто неуверенных в том, что им удастся приспособиться к той жизни, что начнется после гипотетических перемен. Роспись за бюллетень, голос за «Единую Россию» и обратно в частную жизнь с чистой совестью. Еще не очень проблемно было голосовать идейно-ценностным избирателям, голосующим за КПРФ, как за платоновскую идею равенства, справедливости и уважения к «великому советскому прошлому».

 
Думы о Думе: 10 лет спустя

Студент, учившийся у меня десять лет назад, прислал сканы своих конспектов моих лекций по политологии, читанных весной 2011-го года. 2011-й тоже был годом думских выборов, и я рассуждал на одной из лекций о двух на них самых больших проблемах партии действующей власти – «Единой России». Во-первых, «Единая Россия» всем надоела (сказано 10 лет назад). Во-вторых, «Единая Россия» не может позволить себе самую интересную для избирателей политтехнологическую игру – борьбу с каким-нибудь «врагом». А ты попробуй заинтересуй избирателя и замани его на участки без «зигфридовой» борьбы с каким-нибудь «драконом». Без врага и его мочилова, с одной так называемой «позитивной повесткой», нет будоражащей интриги, нет увлекательного сюжета. У КПРФ, например, есть огромное преимущество на полях выборных сражений – у нее есть «враг». Не уверен, правда, что КПРФ умеет так уж толково этим «врагом» пользоваться.

 
Утопия коллективного речевого действия

Прежде чем поговорить об утопиях – а я давно готовился к этому разговору – несколько констатирующих суждений о состоянии реальности.

 

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок