Путинизм без Путина

31.05.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Пандемия адовой ковидлы это что-то вроде праздника души и сердца для явных и тайных адептов контрглобализации. «Политика закрытых дверей» весной 2020-го года пережила просто свой «золотой век». Границы были закрыты (ну или полузакрыты), принцип «любое спасение – дело рук самих спасающихся» восторжествовал даже в глобализационном «царствии небесном на земле» – в Европейском союзе, мировая (трансграничная) экономика подверглась вызовам, сопоставимым с вызовами времен мировых войн, адепты импортзамещения кидали направо и налево обидное «ну мы же вам говорили». Самое время присмотреться, кто из политических всадников контрглобализационного апокалипсиса – обобщенного Путина Брекзитовича Трампа – как себя чувствует? Как и что происходит с политиками, которые задолго до адовой ковидлы выступили за то, что человечество должно продолжать развиваться в формате отдельных наций и суверенных государств? В скорлупе государственных границ и национальных культур, а не захлебываться булькающим пахучим бульоном глобализации, в котором нынешнее национально-политическое многообразие мира сохранится в виде ресторанов национальной кухни, экспонатов в исторических и краеведческих музеях, да в национально-культурных обществах, ублажающих зрение и слух (а может и похоть) наднациональных туристов.

-

О политическом самочувствии Трампа и брекзитеров (а также Виктора Урбана, Эрдогана Османского, Маруси Ле Пен и прочих контрглобалистов второго и третьего эшелонов) ничего не скажу. У нас же обнаружилось, что социологическое здоровье нашего «сына неба, отца нации» (у меня как-то вырвалось хорошее словосочетание «отцарь нации»), если верить всяческим Левадам, далеко от идеального. Рейтинги Путина и властей падают, слабым (или неслабым?) утешением для них служит то обстоятельство, что не растут рейтинги оппозиции. Впрочем, в условиях недоговоренности по поводу в очень недавнем прошлом главного политического вопроса современности – поправок к Конституции, среди которых особой космической звездой сияет Терешковская поправка об «обнулении» – это, наверное, все-таки слабое утешение.

Мне не хотелось бы продолжать свои рассуждения банальным «в этих условиях все большую актуальность приобретает вопрос о…». Просто замечу, что вопрос, что делать путинистам и антипутинистам не просто в сложившихся условиях, а в условиях так или иначе приближающейся «России после Путина», очень интересен. И на мой непритязательный взгляд, и тех, и других объединяет формально выглядящая как общая задача – освобождение от Путина.

За последние десять лет острых политических дискуссий – и еще за пять лет до этого, когда дискуссии не были острыми – мне бесчисленное количество раз доводилось говорить борцам с Путиным: боритесь не с Путиным, а с путинизмом. Ибо Путина не будет, а путинизм останется. Ведь в лице Путина мы имеем дело не с персональными коварствами одаренного и удачливого политика и его окружения. Мы имеем дело с «глубинными» (уж простите мне это слово) силами отечественной истории, после любого поворота или отклонения возвращающими России на те же рельсы-грабли, по которым она движется со времен великих Иванов (XV-XVI вв.).

Путинистам, в свою очередь, я рекомендовал бы бороться не за Путина, а за путинизм. За вполне целостную систему политических ценностей и предустановок, предполагающих, что сильная государственная власть, в экономике ориентированная на государственный капитализм, в социальной политике на патерналистскую и «материнско-капитальную» заботу о гражданах, а во внешней политике на пусть умеренный, но силовой империализм (по крайней мере, на игры в высшей лиге мировой политики), и есть то самое, что необходимо России. Более того, что соответствует явным или неявным идеалистическим представлениям большей части российского народа о том, каковой России следует быть.

В общем, близится пора, кода придется опять поговорить о главном – о путинизме без Путина. Время готовиться к этому разговору.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Что это было?

Сейчас никто не знает, что будет. Я настаиваю, что вообще никто. Любые уверенные прогнозные сценарии это просто трёп. Ради бога, не сочтите эту фразу покушением на право каждого интересоваться любым трёпом и право верить в любой трёп, в который комфортно верить. Я же пока предпочту каталогизацию наиболее интересных интерпретаций «февральской революции в мировой политике» – то есть, разъяснений не того, что будет, а того, что было (24 февраля).

 
Оправдания для Путина

Обвинений в адрес Верховного и без меня насчитают штук сто, не меньше, а гипотетических оправданий его я вижу три. Сразу замечу, что простейшие, извините за выражение, «геополитические» оправдания – типа завоевать-присоединить побольше курортно-плодородных земель, которые холодной северной стране завсегда пригодятся – я в уме держу, но в общий список включать не буду.

 
Возвращение к статусу СВО

Начну, пусть с очень абстрактного, но с крайне неприятного. С логики динамики войны, вообще - любой войны в истории человечества. Есть в «войне как таковой» три принципиально важных, сдерживающе-удерживающих в одну сторону и подталкивающе-выталкивающих в другую сторону коллективно-психологических барьера или черты. Первый это принцип «мир важнее войны». Когда конфликтующие стороны, навострив оружие, все-таки опасаются пролить первую кровь, интуитивно догадываясь или отчетливо понимая, что потом процесс будет уже не остановить, воронка эскалации потом будет затягивать в себя всех и всё подряд с ужасающим свистом и хрустом. После переступания этой черты (взятия этого барьера) есть какое-то время и дистанция до второй черты, логика которой – «победа важнее мира». Это период, когда ещё можно остановиться, договориться, разойтись, потому что после второго барьера исчезнет желание мира. При любом напоминании о мире будет возникать отторжение-негодование, мол, за что уже столько крови пролили – своей и чужой – вы что хотите, чтобы это всё пустяшным оказалось? Нет уж, теперь воюем до победы, до абсолютной победы. Ну и где-то впереди, на непонятно какой дистанции от этой второй черты, маячит третья черта, логика которой – «мир важнее победы». Однако, когда только-только перешагнули вторую черту, действительно непонятно, сколько времени, сил, человеческих жизней и всяческих разрушений отделяет от неё.

 
Потерявши голову, по головам не плачут

Сразу скажу, что никаких серьезных и обоснованных прогнозов в этом тексте нет, да и быть не может. После 24 февраля я предпочитаю воздерживаться не только от прогнозов, но даже от предчувствий, которые никакой ответственностью не обременяют. Честно скажу, что у меня нет никакого предметного представления о том, как именно стороны – подчеркну, что все стороны, а не только Россия – будут выбираться из той пропасти, в которую они устремились.

Но этакий «квази-постмодернистский» трёп про прогнозы я все-таки выдам.

 
Продолжение Путина другими средствами

Пребывая в месячном бане от благословенного фейсбука – то есть, не имея возможности ни писать посты, ни оставлять комментарии, ни даже лайкать – я получил прекрасную возможность (за которую искренне благодарен цензурно-строгому фейсбучному руководству) наблюдать со стороны за бурнокипением разных фейсбучных фракций «говорящего класса». Тем, кто внутри, быть может, не видно, поэтому сообщу в первую очередь для них, что примерно девяносто процентов всех коммуникаций в неувядающем жанре споров и ссор (быть может, 99 процентов) сводится к бесконечному обмену репликами, упреками, колкостями и оскорблениями между всего двумя риторическими позициями. Первая – нет войне и поджигателю её Путину! Вторая – почему вы, противники этой войны, не были против войны, когда гибли дети, женщины и старики Донбасса? Товарищи участники бурнокипения фейсбучных говн, вы не поверите, но это действительно практически всё, что вы производите!

 

История Оксаны Костиной, художественная гимнастика

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок