Герой нашего времени

29.11.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

Сергей Шмидт - о Дональде Трампе

-

Трампу удалось невозможное. В американскую политику, в которой уже много десятилетий процветало мелкотемье вроде вверх-вниз каких-то процентов налогообложения, нюансов миграционного законодательства, изменений в медицинском обеспечении и прав вездесущего ЛГБТ, он привнес драматизм выбора нацией своей исторической судьбы (у нас тоже было такое – в 1996 году). Я бы даже сказал: поставил нацию перед «экзистенциально-историческим выбором», а может и все человечество перед этим выбором поставил. Понимаю, что классики экзистенциализма, конечно, не одобрили бы мое натягивание «буржуазной индивидуалистической философии» (так именовали экзистенциализм в СССР) на абстрактные сущности вроде нации или человечества.

Но я готов настаивать.

И вот почему. У каждого столетия есть какая-то главная тема, фундаментальный выбор, стоящий если не перед всем человечеством, то перед западной его частью. В XVIII веке это был выбор между рационализмом (разум, наука, Просвещение) и клерикализмом. В XIX веке между монархизмом и республиканизмом. В XX веке между капитализмом и социализмом-коммунизмом (фашизм, правда, подвернулся под ноги). В XXI веке это выбор между развитием в полутысячелетнем формате суверенных государств и отдельных наций, с одной стороны, и, с другой стороны, глобализацией, в которой государства и нации становятся (уже стали?) призраками, привидениями.

Старик Трамп возглавил мировой консервативный, контрглобализационный лагерь. Да, первым политическое «восстание против современного мира» поднял наш старик Путин, но Трамп попытался оживить духов суверенитета и нации прямо в гнездилище глобализации – в США.

Я готов признать, что история с Трампом до конца не разгадана, и не на пустом месте сформировалась уверенность тех, кто полагает, что в случае с Трампом мы имеем дело с эпизодом, локальным чудом, устроенным одной незаурядной личностью – иначе говоря, с сугубо «личной историей в истории». Мол, либо преждевременно, либо вообще не стоит говорить о каком-то пробуждении полноценных общественных сил или рождении полноценного мегатренда .

Я-то ратую как раз за то, что состоялась не случайная «роль личности в истории», а выход на арену сил самого исторического процесса. Трамп проиграл выборы 3 ноября, но он показал второй в американской истории результат по голосам – почти 74 миллиона голосов, побив и исторический рекорд Обамы, и показатель старой сучки Клинтон в 2016 году, а к своему результату 2016-го года добавив целых 11 миллионов голосов. Да, его конкурент Байден, самый беспонтовый, самый тусклый и унылый (по крайней мере, за последние 120 лет) кандидат в президенты США набрал абсолютно рекордное в истории страны количество голосов – больше восьмидесяти миллионов. Ну дык, в гибридные времена и не такое может случиться. Выборы стали поражением Трампа, но не его эпическим провалом (смотри названные выше цифры), который предсказывался многими головастиками системы «эксперт».

Так что может быть, что консервативные силы проиграли битву, а не войну. И настоящая схватка за и против глобализации еще впереди, ведь век только начался. В XX веке начало эпохальному сюжету борьбы капитализма и социализма-коммунизма тоже было положено в аналогичное время – второе десятилетие века (Великая российская революция и гражданская война в бывшей Российской империи).

Так что же, товарищи консерваторы, проводим героя нашего времени товарища Дональда Трампа на пенсию со всем почетом и уважением. Выборы он проиграл, но социальную базу поддержки расширил. Плюс сделал все, что мог, чтобы «зашкварить» победу Байдена. Миллионы американских граждан (и много-много миллионов во всем мире) будут верить в то, что Байден выиграл нечестно, что у глобалистов-прогрессистов ничего честно не получается. В общем, этот прощальный зашквар оппонентов консерваторам еще пригодится.

А ты, Дональд, прощай! Ты сделал все, что мог, и сделал много. Мы тебя никогда не забудем!

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Отложенные сроки

Июльское настроение у тех, кто не принадлежит ни к одному из двух лагерей «энтузиастов», повторило настроение июньское. Говоря по-простому, остается совершенно непонятным, как вылезать из той «ж…», в которой оказались основные участники «украинского сюжета», включая Европу и США, да и, откровенно говоря, всё человечество или значительная часть его, раз уж приходится всё чаще вспоминать о «голодающей Африке»?

 
Что это было?

Сейчас никто не знает, что будет. Я настаиваю, что вообще никто. Любые уверенные прогнозные сценарии это просто трёп. Ради бога, не сочтите эту фразу покушением на право каждого интересоваться любым трёпом и право верить в любой трёп, в который комфортно верить. Я же пока предпочту каталогизацию наиболее интересных интерпретаций «февральской революции в мировой политике» – то есть, разъяснений не того, что будет, а того, что было (24 февраля).

 
Оправдания для Путина

Обвинений в адрес Верховного и без меня насчитают штук сто, не меньше, а гипотетических оправданий его я вижу три. Сразу замечу, что простейшие, извините за выражение, «геополитические» оправдания – типа завоевать-присоединить побольше курортно-плодородных земель, которые холодной северной стране завсегда пригодятся – я в уме держу, но в общий список включать не буду.

 
Возвращение к статусу СВО

Начну, пусть с очень абстрактного, но с крайне неприятного. С логики динамики войны, вообще - любой войны в истории человечества. Есть в «войне как таковой» три принципиально важных, сдерживающе-удерживающих в одну сторону и подталкивающе-выталкивающих в другую сторону коллективно-психологических барьера или черты. Первый это принцип «мир важнее войны». Когда конфликтующие стороны, навострив оружие, все-таки опасаются пролить первую кровь, интуитивно догадываясь или отчетливо понимая, что потом процесс будет уже не остановить, воронка эскалации потом будет затягивать в себя всех и всё подряд с ужасающим свистом и хрустом. После переступания этой черты (взятия этого барьера) есть какое-то время и дистанция до второй черты, логика которой – «победа важнее мира». Это период, когда ещё можно остановиться, договориться, разойтись, потому что после второго барьера исчезнет желание мира. При любом напоминании о мире будет возникать отторжение-негодование, мол, за что уже столько крови пролили – своей и чужой – вы что хотите, чтобы это всё пустяшным оказалось? Нет уж, теперь воюем до победы, до абсолютной победы. Ну и где-то впереди, на непонятно какой дистанции от этой второй черты, маячит третья черта, логика которой – «мир важнее победы». Однако, когда только-только перешагнули вторую черту, действительно непонятно, сколько времени, сил, человеческих жизней и всяческих разрушений отделяет от неё.

 
Потерявши голову, по головам не плачут

Сразу скажу, что никаких серьезных и обоснованных прогнозов в этом тексте нет, да и быть не может. После 24 февраля я предпочитаю воздерживаться не только от прогнозов, но даже от предчувствий, которые никакой ответственностью не обременяют. Честно скажу, что у меня нет никакого предметного представления о том, как именно стороны – подчеркну, что все стороны, а не только Россия – будут выбираться из той пропасти, в которую они устремились.

Но этакий «квази-постмодернистский» трёп про прогнозы я все-таки выдам.

 

История Оксаны Костиной, художественная гимнастика

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок