Кто отравил кролика Роджера или покушение на однозначность

30.09.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Раз в месяц производить рефлексию по поводу политической жизни России и ничего не написать об отравлении Навального, значит самовыписаться из числа самостоятельно думающих людей, поставить крест на репутации пусть слабенького, но аналитика. Я и так дал слабину и ничего не написал об этом в августовском выпуске «Срока» – внимательные читатели наверняка обратили на это внимание – в общем, пора возвращать долг.

На рефлексию у меня (как и у многих) всегда накладывается дополнительная рефлексия, поделюсь для начала дополнительной. Первая мысль при написании данного текста: «А ведь множество людей будет первым делом смотреть, написал я словосочетание «отравление Навального» в кавычках или без?». Такие вот времена – знаки препинания становятся знаками выражения политической позиции. Впрочем, не исключаю, что знаки препинания, как и слова, всегда, так или иначе, служили инструментами и политической возни, и политической войны. Со словами, конечно, еще круче. На всю жизнь запомнилась одна фейсбучная сценка из 2014-го года – вполне себе самостоятельно думающий либеральный интеллигент употребил выражение «гражданская война» по отношению к тому, что происходило на востоке Украины, и был тут же жестко «пропартсобранен» соратниками по политическим взглядам и ценностям, Ибо говорить так, значит помогать Путину и его режиму. Иначе как «российской агрессией» происходящее на востоке Украины всякий уважающий себя оппонент режима называть не должен!

Однако с кавычками я напишу про отравление Навального или без, положение тех, кто стремится не занять какую-либо политическую позицию, а разобраться, что же происходит в реальности, не улучшится. Проблема людей, пытающихся думать самостоятельно, в том, что ничего подумать не получается. Я даже в фейсбуке клич кидал: граждане, набросайте мне ссылок на какой-нибудь анализ отравления Навального, но чтобы от анализа не несло за версту ни кремлевской, ни антикремлевской пропагандой. Спасибо гражданам – многие из них действительно попытались помочь мне, но чувствовалось, что помогать-то в общем-то нечем.

Одно успокаивает – проблемы не только у самостоятельно думающих, но и их извечных оппонентов, любителей однозначных интерпретаций. Завершающееся «десятилетие протестов» - начавшееся с арабской весны и заканчивающееся борьбой с Лукашенко в Белоруссии – примечательно и тем, что одна за другой подрывались бомбы под желательными и психологически комфортными однозначными толкованиями происходящего.

Это во время «Крымнаша» стало особенно ясно. «Крымнаш» вероятно самый важный по историческим последствиям эпизод десятилетия, но он стал еще и первой катастрофой однозначных трактовок происходящего в России. Охранители до этого уважали режим за реализм и прагматизм, но присоединение Крыма стало слишком «идеалистическим» (слишком «продиктованным ценностями, а не практическим разумом») внешнеполитическим действием, чтобы придерживаться прежней точки зрения. Фейсбучные герои оппозиции располагали простейшей и понятной интерпретацией (очень удобной для политической агитации) – режим Путина это воровская олигархия, которая грабит Россию и вывозит на Запад свои деньги и своих детей. Зачем истолкованной таким образом воровской олигархии демонстративно ссориться с Западом и даже подпадать под персональные санкции – совершенно непонятно. Значит, прежняя интерпретация была неправильной? В общем, обоюдная катастрофа однозначности.

Потом грянули «Новичок» (первая серия) и Скрипали. На фига было их травить, да еще таким вот демонстративно-клоунским образом? Вспомните предъявленную публике к употреблению парочку клоунов-отравителей. Можно ли сконструировать для себя и для окружающих какую-то логически-непротиворечивую картину произошедшего? Да практически невозможно. Для меня до сих пор единственным внятным разъяснением остается ироничная интерпретация Леонида Радзиховского. Мы сделали это, для того, чтобы послать сигнал: «А вот теперь сидите и думайте, зачем мы это сделали, дорогие британские лохи!».

Та же история с Навальным. Если отравили по приказу Путина, то зачем? Чем он был опасен? И зачем позволили вывезти в Германию? Если эта провокация западных спецслужб, то куда смотрели наши спецслужбы? Если травили обиженные Навальным жулики, то откуда у наших жуликов модное химоружие? Вариант того, что Навальный «отравился сам» даже не хочу всерьез обсуждать.

В общем, украли у нас в 2010-е однозначность. И возвращать не собираются. Как мы дальше-то без нее будем? Обнимемся пока и поплачем.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок