Кто отравил кролика Роджера или покушение на однозначность

30.09.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Раз в месяц производить рефлексию по поводу политической жизни России и ничего не написать об отравлении Навального, значит самовыписаться из числа самостоятельно думающих людей, поставить крест на репутации пусть слабенького, но аналитика. Я и так дал слабину и ничего не написал об этом в августовском выпуске «Срока» – внимательные читатели наверняка обратили на это внимание – в общем, пора возвращать долг.

-

На рефлексию у меня (как и у многих) всегда накладывается дополнительная рефлексия, поделюсь для начала дополнительной. Первая мысль при написании данного текста: «А ведь множество людей будет первым делом смотреть, написал я словосочетание «отравление Навального» в кавычках или без?». Такие вот времена – знаки препинания становятся знаками выражения политической позиции. Впрочем, не исключаю, что знаки препинания, как и слова, всегда, так или иначе, служили инструментами и политической возни, и политической войны. Со словами, конечно, еще круче. На всю жизнь запомнилась одна фейсбучная сценка из 2014-го года – вполне себе самостоятельно думающий либеральный интеллигент употребил выражение «гражданская война» по отношению к тому, что происходило на востоке Украины, и был тут же жестко «пропартсобранен» соратниками по политическим взглядам и ценностям, Ибо говорить так, значит помогать Путину и его режиму. Иначе как «российской агрессией» происходящее на востоке Украины всякий уважающий себя оппонент режима называть не должен!

Однако с кавычками я напишу про отравление Навального или без, положение тех, кто стремится не занять какую-либо политическую позицию, а разобраться, что же происходит в реальности, не улучшится. Проблема людей, пытающихся думать самостоятельно, в том, что ничего подумать не получается. Я даже в фейсбуке клич кидал: граждане, набросайте мне ссылок на какой-нибудь анализ отравления Навального, но чтобы от анализа не несло за версту ни кремлевской, ни антикремлевской пропагандой. Спасибо гражданам – многие из них действительно попытались помочь мне, но чувствовалось, что помогать-то в общем-то нечем.

Одно успокаивает – проблемы не только у самостоятельно думающих, но и их извечных оппонентов, любителей однозначных интерпретаций. Завершающееся «десятилетие протестов» - начавшееся с арабской весны и заканчивающееся борьбой с Лукашенко в Белоруссии – примечательно и тем, что одна за другой подрывались бомбы под желательными и психологически комфортными однозначными толкованиями происходящего.

Это во время «Крымнаша» стало особенно ясно. «Крымнаш» вероятно самый важный по историческим последствиям эпизод десятилетия, но он стал еще и первой катастрофой однозначных трактовок происходящего в России. Охранители до этого уважали режим за реализм и прагматизм, но присоединение Крыма стало слишком «идеалистическим» (слишком «продиктованным ценностями, а не практическим разумом») внешнеполитическим действием, чтобы придерживаться прежней точки зрения. Фейсбучные герои оппозиции располагали простейшей и понятной интерпретацией (очень удобной для политической агитации) – режим Путина это воровская олигархия, которая грабит Россию и вывозит на Запад свои деньги и своих детей. Зачем истолкованной таким образом воровской олигархии демонстративно ссориться с Западом и даже подпадать под персональные санкции – совершенно непонятно. Значит, прежняя интерпретация была неправильной? В общем, обоюдная катастрофа однозначности.

Потом грянули «Новичок» (первая серия) и Скрипали. На фига было их травить, да еще таким вот демонстративно-клоунским образом? Вспомните предъявленную публике к употреблению парочку клоунов-отравителей. Можно ли сконструировать для себя и для окружающих какую-то логически-непротиворечивую картину произошедшего? Да практически невозможно. Для меня до сих пор единственным внятным разъяснением остается ироничная интерпретация Леонида Радзиховского. Мы сделали это, для того, чтобы послать сигнал: «А вот теперь сидите и думайте, зачем мы это сделали, дорогие британские лохи!».

Та же история с Навальным. Если отравили по приказу Путина, то зачем? Чем он был опасен? И зачем позволили вывезти в Германию? Если эта провокация западных спецслужб, то куда смотрели наши спецслужбы? Если травили обиженные Навальным жулики, то откуда у наших жуликов модное химоружие? Вариант того, что Навальный «отравился сам» даже не хочу всерьез обсуждать.

В общем, украли у нас в 2010-е однозначность. И возвращать не собираются. Как мы дальше-то без нее будем? Обнимемся пока и поплачем.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 
В августе падения Цезаря ждать…

В России давным-давно сложился миф об августе. Миф о том, что в августе у нас происходит что-то неожиданно-поворотное. Поэтому все, кому хочется «черного лебедя» и стремительных перемен, ждут августа, как месяца-мессию, как избавления, как глотка свежей воды. Чего уж, есть и такая традиция в России: в августе падения Цезаря ждать. Ну а мечтающим о… «превращении империалистической войны в гражданскую», так сам бог велел искать в календаре последний месяц лета.

 
Отложенные сроки

Июльское настроение у тех, кто не принадлежит ни к одному из двух лагерей «энтузиастов», повторило настроение июньское. Говоря по-простому, остается совершенно непонятным, как вылезать из той «ж…», в которой оказались основные участники «украинского сюжета», включая Европу и США, да и, откровенно говоря, всё человечество или значительная часть его, раз уж приходится всё чаще вспоминать о «голодающей Африке»?

 
Что это было?

Сейчас никто не знает, что будет. Я настаиваю, что вообще никто. Любые уверенные прогнозные сценарии это просто трёп. Ради бога, не сочтите эту фразу покушением на право каждого интересоваться любым трёпом и право верить в любой трёп, в который комфортно верить. Я же пока предпочту каталогизацию наиболее интересных интерпретаций «февральской революции в мировой политике» – то есть, разъяснений не того, что будет, а того, что было (24 февраля).

 

Сергей Шмидт - серия колонок

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок