Пенсионат мира по футболу

31.08.2018

Главный результат августа – в дискуссии о пенсионной реформе поставлена точка. Собственно говоря, вся бурная двухмесячная дискуссия была всего лишь ожиданием реакции первого лица. Реакция прозвучала 29 августа и стала разочарованием для всех, кто надеялся, что она будет критической.

РАНЕЕ ПО ТЕМЕ:

Наверняка еще случатся протестные движульки. Можно ожидать каких-нибудь обычных протестных происшествий 9 сентября - в день, на который анонсировал свои акции стремительно посаженный после этого на 30 суток Навальный. Системная же оппозиция (КПРФ и «Справедливая Россия») связываться с Путиным побаивается. Бороться с одной только «Единой России» теперь, после того, как Путин, при всех оговорках, поддержал реформу, как-то не с руки. Интересно, не потребуется ли Верховному Суверену формальный межпартийный консенсус по поводу реформы, на манер того, что был быстро достигнут с Крымом? Тема-то серьезная, болезненная для общества. И если консенсус потребуется, как и на каких условиях будут нагибать ту же КПРФ на предмет поддержки в Думе? Коммунисты же могут что-то попросить взамен, например, чем черт не шутит, разрешить избрать им еще пару-троечку коммунистических губернаторов, почему бы и нет?

От будущих мемуаристов – не балаболов, а тех, кто был действительно причастен к принятию этого решения – лично мне было бы интересно со временем узнать ответы на два вопроса.

Наверняка, когда обсуждалось, когда объявлять о реформе, и была выдвинута идея сообщить о ней под чемпионат мира по футболу (чуть было не написал «пенсионат по футболу»), были те, кто предлагал перенести сюрприз на осень или на зиму, чтобы не усложнять положение партии действующей власти на региональных выборах. Почему это не стало аргументом? Вдруг Путин сказал: «А пусть «Единая Россия» учится выкручиваться из непростых ситуаций. Сама-сама-сама…».

И второе. Наверняка было предложение отложить реформу на следующий год. Не думаю, что год что-то серьезно решает в финансовом плане. Аргумент мог быть таким: не стоит на граждан, которые так хорошо проголосовали за Путина 18 марта, несмотря на то, что жизнь у многих ухудшается из-за остановки развития экономики и прочих эффектов успешной внешней политики, уже через три месяца после голосования обрушивать такой вот подарочек! Ничего кроме обиды и даже разочарования в сделанном выборе это не вызовет. А через год выборы забудутся и можно запускать процесс. Почему отвергли такой «человекоразмерный» аргумент?

В общем, понадеемся на откровенность будущих мемуаристов. Даст бог, узнаем ответы на эти и некоторые другие вопросы.

Рискуя навлечь на себя многоголосый гнев, скажу я несколько положительных слов о позавчерашнем спикере. Уложусь в два пункта.

1. На моей памяти впервые с нашим обществом первое лицо государства поговорил не как с ребенком, а как со взрослым человеком. В чем это выразилось? Всем ныне живущим было откровенно предложено пожертвовать чем-то здесь и сейчас, причем не ради себя, а для тех, кто будет жить после. Детям таких предложений, как все понимают, не делают. Сразу скажу, что отдаю себе отчет в том, что любой из озвученных Путиным аргументов может быть оспорен, и все они активно оспариваются оппонентами и недругами. Что не отменяет, что это было – по стилистике - выступление на языке аргументов, а не личной харизмы или пафосного словоблудия.

Дозрело ли наше общество до состояния, в котором с ним можно вести разговор как со взрослым? Вот это интересный вопрос. Ведь если дозрело, тогда позволительно осведомиться, нужна ли взрослому обществу столь жестко опекающая его авторитарная власть? Та самая, которую олицетворяет человек, чуть ли не впервые поговоривший с этим обществом по-взрослому.

2. На моей памяти Путин впервые взял на себя личную ответственность не просто за непопулярное решение, а за решение, по своей масштабности превосходящее все предыдущие непопулярные. Из последних обычно вспоминают монетизацию льгот и реформу Академии Наук, но можно вспомнить ЕГЭ и закручивание гаек против курильщиков. Во всех этих случаях Путин личной ответственности на себя столь откровенно не брал. Да и уровень их был помельче. Не думаю, что Путин лукавит, когда говорит, что без всякой реформы можно было обойтись еще десяток лет. То есть конкретно у него были возможности провести четвертый срок без всего этого головняка. Он не стал этими возможностями пользоваться и выбрал головняк. Ну что ж, философы-экзистенциалисты, построившие свою философию на теме допустимости любого выбора при условии обязательной ответственности за то, что выбрано, наверное, были бы Путиным довольны.

Согласится ли с реформой общество? Скорее всего, согласится (серьезных протестов ждать не стоит), но затаит обиду. Это будет очень «по нашему». Граждане, чье политическое мышление строится на двух основаниях - «всё украдут» и «а вот на Западе-то пенсионеры как живут!» - не простят этой реформы никогда.

У реформы, откровенно говоря, есть одна внятная альтернатива. На уровне слов и предложений она может варьироваться, но суть ее одна – отобрать деньги у богатых. Лакомая идея. Особенно для тех, кто воображает себе богатство российских нуворишей в виде этаких оффшорных «мешков с золотом», которые можно отобрать, вытряхнуть и поделить среди пенсионеров. Сложно понять, что денег от продажи яхт и дворцов Дерипасок и Вексельбергов на пенсионеров не хватит, а отобранные у них заводы будут точно так же пыхтеть на отобравшее их государство, то есть в деньги для пенсионеров не превратятся.

Мне сложно представить, что происходит сейчас в головах людей, которые так мыслят. Они не могут не понимать, что через выборы деньги у богатых не отнимаются. Деньги у богатых отнимаются по-другому, но кто из них готов вынести все, что обычно сопровождает этот желанный процесс отъема?

По-моему, мало кто. Так чего же они хотят? А вот это еще одна загадка. Я спрашивал. Они ничего не отвечают. Или говорят, что они просто хотят, чтобы Путин не допустил пенсионной реформы. Чтобы все было, как прежде. Увы, как прежде уже не будет.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Необъявленная война, постмодернистский лоялизм и другие домашние животные.

История с очередной войной России и Украины, которой в очередной раз не случилось, на этот раз слегка удивила меня какой-то прежде не наблюдавшейся сплочённой уверенностью либеральных спикеров в том, что война будет. Любимый телеканал «Дождь», обычно занимающийся контрпропагандистской пропагандой или пропагандистской контрпропагандой, в вопросе войны с Украиной, на мой взгляд, отметился банальной пропагандой: мол, каток путинской машины агрессии остановить невозможно, война неизбежна. И это при том, что не было ни одного вменяемого комментатора, который не утверждал бы, что никакой войны быть не может – она не нужна ни одной из сторон – мы имеем дело с банальными медиаполитическими разводками, смысл которых действительно не до конца ясен и может быть предметом экспертного обсуждения, но не более того. На всякий случай оговорюсь, что война, конечно, возможна из-за провокации или недоразумения, но по этим причинам война возможна между любыми государствами в мире и называть каким-то совсем уж особым случаем отношения России и Украины я бы не стал.

 
Куардак во всём или кердык всему?

«Думая, что стреляю в кабана, добыл лося», – так сформулировал лишенный депутатской неприкосновенности депутат-коммунист Валерий Рашкин суть прославившего его на всю страну злоключения в саратовской глуши. «Он шёл на Одессу, а вышел к Херсону», – пелось в одной замечательной застольно-коммунистической песне. И в песне про матроса-партизана Железняка, и в охотничьих байках Валерия Рашкина можно найти неплохие метафоры, разъясняющие, как устроены политические процессы. Боевитые акторы процессов стремятся добиться одного, а всегда получается что-то другое, иногда полностью противоположное целеполаганию.

 
Какой-то вы агент не иностранный…

Характерной чертой российской государственности времен «развитого путинизма» (для кого-то, разумеется, путинизма «загнивающего») является подчеркнутый «легализм». Власть принимает разнообразные законы, накладывающие ограничения на свободные, а иногда и просто естественные, человеческие поступки, после чего приступает к избирательному правоприменению. Большинство граждан даже не обратят внимания на то, что есть какое-то юридическое ограничение, которое они нарушают, но граждане, «попавшие в разработку», будут «подвергнуты» в полном соответствии с имеющимся законодательством.

 
Победители на распутье

Выбрали мы Думу. Уж какую есть, но государственную. Разные мотивации двигали избирателями. Проще всего было избирателям, не склонным к сопротивлению административному принуждению, и избирателям, предпочитающим ценить то немногое, что у них есть, боящихся потерять это немногое в случае перемен или просто неуверенных в том, что им удастся приспособиться к той жизни, что начнется после гипотетических перемен. Роспись за бюллетень, голос за «Единую Россию» и обратно в частную жизнь с чистой совестью. Еще не очень проблемно было голосовать идейно-ценностным избирателям, голосующим за КПРФ, как за платоновскую идею равенства, справедливости и уважения к «великому советскому прошлому».

 
Думы о Думе: 10 лет спустя

Студент, учившийся у меня десять лет назад, прислал сканы своих конспектов моих лекций по политологии, читанных весной 2011-го года. 2011-й тоже был годом думских выборов, и я рассуждал на одной из лекций о двух на них самых больших проблемах партии действующей власти – «Единой России». Во-первых, «Единая Россия» всем надоела (сказано 10 лет назад). Во-вторых, «Единая Россия» не может позволить себе самую интересную для избирателей политтехнологическую игру – борьбу с каким-нибудь «врагом». А ты попробуй заинтересуй избирателя и замани его на участки без «зигфридовой» борьбы с каким-нибудь «драконом». Без врага и его мочилова, с одной так называемой «позитивной повесткой», нет будоражащей интриги, нет увлекательного сюжета. У КПРФ, например, есть огромное преимущество на полях выборных сражений – у нее есть «враг». Не уверен, правда, что КПРФ умеет так уж толково этим «врагом» пользоваться.

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок