Пенсионат мира по футболу

31.08.2018

Главный результат августа – в дискуссии о пенсионной реформе поставлена точка. Собственно говоря, вся бурная двухмесячная дискуссия была всего лишь ожиданием реакции первого лица. Реакция прозвучала 29 августа и стала разочарованием для всех, кто надеялся, что она будет критической.

-

РАНЕЕ ПО ТЕМЕ:

Наверняка еще случатся протестные движульки. Можно ожидать каких-нибудь обычных протестных происшествий 9 сентября - в день, на который анонсировал свои акции стремительно посаженный после этого на 30 суток Навальный. Системная же оппозиция (КПРФ и «Справедливая Россия») связываться с Путиным побаивается. Бороться с одной только «Единой России» теперь, после того, как Путин, при всех оговорках, поддержал реформу, как-то не с руки. Интересно, не потребуется ли Верховному Суверену формальный межпартийный консенсус по поводу реформы, на манер того, что был быстро достигнут с Крымом? Тема-то серьезная, болезненная для общества. И если консенсус потребуется, как и на каких условиях будут нагибать ту же КПРФ на предмет поддержки в Думе? Коммунисты же могут что-то попросить взамен, например, чем черт не шутит, разрешить избрать им еще пару-троечку коммунистических губернаторов, почему бы и нет?

От будущих мемуаристов – не балаболов, а тех, кто был действительно причастен к принятию этого решения – лично мне было бы интересно со временем узнать ответы на два вопроса.

Наверняка, когда обсуждалось, когда объявлять о реформе, и была выдвинута идея сообщить о ней под чемпионат мира по футболу (чуть было не написал «пенсионат по футболу»), были те, кто предлагал перенести сюрприз на осень или на зиму, чтобы не усложнять положение партии действующей власти на региональных выборах. Почему это не стало аргументом? Вдруг Путин сказал: «А пусть «Единая Россия» учится выкручиваться из непростых ситуаций. Сама-сама-сама…».

И второе. Наверняка было предложение отложить реформу на следующий год. Не думаю, что год что-то серьезно решает в финансовом плане. Аргумент мог быть таким: не стоит на граждан, которые так хорошо проголосовали за Путина 18 марта, несмотря на то, что жизнь у многих ухудшается из-за остановки развития экономики и прочих эффектов успешной внешней политики, уже через три месяца после голосования обрушивать такой вот подарочек! Ничего кроме обиды и даже разочарования в сделанном выборе это не вызовет. А через год выборы забудутся и можно запускать процесс. Почему отвергли такой «человекоразмерный» аргумент?

В общем, понадеемся на откровенность будущих мемуаристов. Даст бог, узнаем ответы на эти и некоторые другие вопросы.

Рискуя навлечь на себя многоголосый гнев, скажу я несколько положительных слов о позавчерашнем спикере. Уложусь в два пункта.

1. На моей памяти впервые с нашим обществом первое лицо государства поговорил не как с ребенком, а как со взрослым человеком. В чем это выразилось? Всем ныне живущим было откровенно предложено пожертвовать чем-то здесь и сейчас, причем не ради себя, а для тех, кто будет жить после. Детям таких предложений, как все понимают, не делают. Сразу скажу, что отдаю себе отчет в том, что любой из озвученных Путиным аргументов может быть оспорен, и все они активно оспариваются оппонентами и недругами. Что не отменяет, что это было – по стилистике - выступление на языке аргументов, а не личной харизмы или пафосного словоблудия.

Дозрело ли наше общество до состояния, в котором с ним можно вести разговор как со взрослым? Вот это интересный вопрос. Ведь если дозрело, тогда позволительно осведомиться, нужна ли взрослому обществу столь жестко опекающая его авторитарная власть? Та самая, которую олицетворяет человек, чуть ли не впервые поговоривший с этим обществом по-взрослому.

2. На моей памяти Путин впервые взял на себя личную ответственность не просто за непопулярное решение, а за решение, по своей масштабности превосходящее все предыдущие непопулярные. Из последних обычно вспоминают монетизацию льгот и реформу Академии Наук, но можно вспомнить ЕГЭ и закручивание гаек против курильщиков. Во всех этих случаях Путин личной ответственности на себя столь откровенно не брал. Да и уровень их был помельче. Не думаю, что Путин лукавит, когда говорит, что без всякой реформы можно было обойтись еще десяток лет. То есть конкретно у него были возможности провести четвертый срок без всего этого головняка. Он не стал этими возможностями пользоваться и выбрал головняк. Ну что ж, философы-экзистенциалисты, построившие свою философию на теме допустимости любого выбора при условии обязательной ответственности за то, что выбрано, наверное, были бы Путиным довольны.

Согласится ли с реформой общество? Скорее всего, согласится (серьезных протестов ждать не стоит), но затаит обиду. Это будет очень «по нашему». Граждане, чье политическое мышление строится на двух основаниях - «всё украдут» и «а вот на Западе-то пенсионеры как живут!» - не простят этой реформы никогда.

У реформы, откровенно говоря, есть одна внятная альтернатива. На уровне слов и предложений она может варьироваться, но суть ее одна – отобрать деньги у богатых. Лакомая идея. Особенно для тех, кто воображает себе богатство российских нуворишей в виде этаких оффшорных «мешков с золотом», которые можно отобрать, вытряхнуть и поделить среди пенсионеров. Сложно понять, что денег от продажи яхт и дворцов Дерипасок и Вексельбергов на пенсионеров не хватит, а отобранные у них заводы будут точно так же пыхтеть на отобравшее их государство, то есть в деньги для пенсионеров не превратятся.

Мне сложно представить, что происходит сейчас в головах людей, которые так мыслят. Они не могут не понимать, что через выборы деньги у богатых не отнимаются. Деньги у богатых отнимаются по-другому, но кто из них готов вынести все, что обычно сопровождает этот желанный процесс отъема?

По-моему, мало кто. Так чего же они хотят? А вот это еще одна загадка. Я спрашивал. Они ничего не отвечают. Или говорят, что они просто хотят, чтобы Путин не допустил пенсионной реформы. Чтобы все было, как прежде. Увы, как прежде уже не будет.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Оправдания для Путина

Обвинений в адрес Верховного и без меня насчитают штук сто, не меньше, а гипотетических оправданий его я вижу три. Сразу замечу, что простейшие, извините за выражение, «геополитические» оправдания – типа завоевать-присоединить побольше курортно-плодородных земель, которые холодной северной стране завсегда пригодятся – я в уме держу, но в общий список включать не буду.

 
Возвращение к статусу СВО

Начну, пусть с очень абстрактного, но с крайне неприятного. С логики динамики войны, вообще - любой войны в истории человечества. Есть в «войне как таковой» три принципиально важных, сдерживающе-удерживающих в одну сторону и подталкивающе-выталкивающих в другую сторону коллективно-психологических барьера или черты. Первый это принцип «мир важнее войны». Когда конфликтующие стороны, навострив оружие, все-таки опасаются пролить первую кровь, интуитивно догадываясь или отчетливо понимая, что потом процесс будет уже не остановить, воронка эскалации потом будет затягивать в себя всех и всё подряд с ужасающим свистом и хрустом. После переступания этой черты (взятия этого барьера) есть какое-то время и дистанция до второй черты, логика которой – «победа важнее мира». Это период, когда ещё можно остановиться, договориться, разойтись, потому что после второго барьера исчезнет желание мира. При любом напоминании о мире будет возникать отторжение-негодование, мол, за что уже столько крови пролили – своей и чужой – вы что хотите, чтобы это всё пустяшным оказалось? Нет уж, теперь воюем до победы, до абсолютной победы. Ну и где-то впереди, на непонятно какой дистанции от этой второй черты, маячит третья черта, логика которой – «мир важнее победы». Однако, когда только-только перешагнули вторую черту, действительно непонятно, сколько времени, сил, человеческих жизней и всяческих разрушений отделяет от неё.

 
Потерявши голову, по головам не плачут

Сразу скажу, что никаких серьезных и обоснованных прогнозов в этом тексте нет, да и быть не может. После 24 февраля я предпочитаю воздерживаться не только от прогнозов, но даже от предчувствий, которые никакой ответственностью не обременяют. Честно скажу, что у меня нет никакого предметного представления о том, как именно стороны – подчеркну, что все стороны, а не только Россия – будут выбираться из той пропасти, в которую они устремились.

Но этакий «квази-постмодернистский» трёп про прогнозы я все-таки выдам.

 
Продолжение Путина другими средствами

Пребывая в месячном бане от благословенного фейсбука – то есть, не имея возможности ни писать посты, ни оставлять комментарии, ни даже лайкать – я получил прекрасную возможность (за которую искренне благодарен цензурно-строгому фейсбучному руководству) наблюдать со стороны за бурнокипением разных фейсбучных фракций «говорящего класса». Тем, кто внутри, быть может, не видно, поэтому сообщу в первую очередь для них, что примерно девяносто процентов всех коммуникаций в неувядающем жанре споров и ссор (быть может, 99 процентов) сводится к бесконечному обмену репликами, упреками, колкостями и оскорблениями между всего двумя риторическими позициями. Первая – нет войне и поджигателю её Путину! Вторая – почему вы, противники этой войны, не были против войны, когда гибли дети, женщины и старики Донбасса? Товарищи участники бурнокипения фейсбучных говн, вы не поверите, но это действительно практически всё, что вы производите!

 
Как победить в необъявленной войне?

Разгар и угар гибридной третьей мировой продолжается. Одна радость – сохраняется возможность фиксировать разнообразные уникальности. Международно-политическая движуха подбрасывает.

 

История Оксаны Костиной, художественная гимнастика

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок