Передряга № 5 и кубышка №3

30.04.2020

Сергей ШМИДТ - серия статей

Нынешняя передряга – пятая по счету из крупных передряг, с которыми приходилось иметь дело действующей власти в России и лично «сыну неба, отцу нации». Первой можно считать наследие девяностых вроде чеченской войны и последствий дефолта. Второй случай – кризис, добравшийся до России осенью 2008-го года, совпавший с военными победами на грузинских фронтах, которые явно не могли обрадовать всесильный Запад, но, к удивлению антипутинских идеалистов, были довольно быстро прощены. Третья история – Болотная площадь. Как всякому работнику умственного труда, то есть тоже профессиональному идеалисту, она кажется мне самым серьезным вызовом Путину и его режиму в истории. Четвертая – осень и конец 2014 года, отдаленно напоминающие происходящее сейчас. Тоже крушение цен на нефть, падение рубля, но тогда, правда, со скачком потребительских цен, чего мы сейчас пока только ожидаем (да простят меня любители лимонов и имбиря). Ну и пятый сюжет – жуткая весна 2020 года.

Ждали-ждали со стратегиями в зубах этот годик «двадцать-двадцать», готовились, планировали, переписывали запланированное, и вот получили. Мягко говоря, совсем не то, на что настраивались, чему лично я, кстати, даже рад, ведь случилось еще одно наглядное подтверждение важной для меня установки. Жить надо по обстоятельствам, не тратить никаких ресурсов на разработку стратегий, не заботиться о будущих поколениях (вырастут – сами о себе позаботятся), а всяких диковинных персонажей типа Греты Тунберг показывать публике только в специальных местах типа ООН. Ибо про любое будущее мы можем знать только одно – оно окажется совершенно не таким, каким мы его себе представляем.

Нынешняя «передряга номер пять» оригинальна своей комбинированностью. Она представляет собой совпадение нехороших тенденций. Тут и пандемия адовой ковидлы, тут и экономический кризис, по крайней мере, огромные ценовые проблемы с важнейшим для наполнения российского бюджета товаром, тут и элементы политического кризиса. Я имею в виду общую недосказанность-недоговоренность по поводу конституционных поправок, особенно по поводу самой громкой из них – обнуления президентских сроков. Юридически не совсем понятно, «нулениум» (словечко не мое, но оно классное) наступил или надо будет все-таки проголосовать в какой-нибудь из постковидловых дней? Жаль, конечно, что сорвалось голосование в день стопятидесятилетия Ильича, интересно было бы понаблюдать, как и что в этот день было бы, какие были бы результаты?

Замечу, что «передряга номер пять» третий раз демонстрирует нам один и тот же сюжет. Он связан с т.н. «кубышкой», деньгами, сложенными по матрац Фонда национального благосостояния. Деньги эти – подарок судьбы, бюджетный приварок с затянувшейся эпохи высоких нефтяных цен. Когда у нас происходят стабильности (слово это давно пора использовать во множественном числе – стабильностей у нас было несколько, и о том, что они были стабильностями, мы обычно узнавали, когда они заканчивались), громкие всезнайки кричат, что «кубышку надо раскубышить». Пустить деньги в экономику, в инфраструктуру, во всякие такие серьезные «черные дыры». Не очень заметно, но в требованиях вытащить деньги из-под матраса ФНБ, не сговариваясь друг с другом, бенефициары режима пересекаются с самыми отвязными его критиками. Первые – скромные капиталистические труженики «экономики госзаказов» («капитализм госзаказов» - наш, российский вклад в капиталистическую многоликость) – понимают, что кубышкины деньги попадут к ним в руки. Вторые мечтают о том, чтобы «подушка безопасности» поскорее сдулась и крах ненавистного режима стал бы неминуемым. Верные «посткудринцы» берегут кубышку, не подпуская к ней львов бизнеса и лис оппозиции. Пока все в порядке, правота требующих дать денег, если не людям, то экономике, выглядит почти абсолютной.

А потом наступает очередная передряга и выясняется, что правы были те, кто копил и не давал тратить. Деньги нужны, ими латаются дыры, выполняются социальные обязательства и в каком-то смысле укрепляется представление о том, что власть наша, пусть и коррупционная насквозь, но с кризисными ситуациями справляется вполне профессионально (а чего ждать от ее оппонентов – неясно).

Дважды (в 2008 и 2014 гг.) кубышка сработала и оберегла власть от проблем. Наступает третий раз. Даже интересно, как теперь-то все будет?

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок