Как победить в необъявленной войне?

31.01.2022

Сергей ШМИДТ - серия статей

Разгар и угар гибридной третьей мировой продолжается. Одна радость – сохраняется возможность фиксировать разнообразные уникальности. Международно-политическая движуха подбрасывает.

-

Вот уже второй месяц можно наблюдать уникальное явление полнейшей «экспертной растерянности», спровоцированной ведущими игроками мировой политики. Никто ничего толком не понимает. Патриотически замечу, что в конкурсе на лучшую «нелинейную дипломатию» наша сторона уверенно лидирует, но партнёры, играющие в «войну России и Украины» (в войну, которой не будет) с азартом, уступающим, быть может, украинскому, но точно не уступающим, а, по-моему, превосходящим азарт российский, тоже стараются.

Напомню, что Россия, почитаемая в блоке НАТО за агрессора, выкатила блоку НАТО, почитаемому в России за агрессивный, некие ультимативные требования, составившие целый букет необычностей.

Во-первых, в классической дипломатии принято предъявлять требования в профессиональном дипломатическом кругу, проводить переговоры, а уже потом делиться с широкой общественностью информацией о том, что получилось, и, если это уместно, о том, чего, собственно, хотели. Здесь с хотелками сначала познакомили общественность, пригласив к обсуждению профессионалов уже после, а не до. Я таких приколов в истории международных отношений не припоминаю, по крайней мере, со времен ранних большевиков, объявивших, что заканчивают с секретной дипломатией навсегда. Могли себе позволить поэкспериментировать с моралью во внешней политике, до секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа оставалось еще много времени.

Во-вторых, российские документы определили как ультимативные, по своей решительной тональности они действительно напоминают ультиматум, но в них отсутствует важнейший элемент ультиматума – формулировка того, что последует, если требования не будут выполнены. Выражаясь цитатами из советского фильма, часть «Дяденька, дай денег» имеется. А часть «А то плюну – у меня сифилис» отсутствует.

В-третьих, заявлены требования, которые не будут выполнены никогда, об этом знают все, начиная с тех, кто требует.

То, как посланный мяч был отбит партнёрами, тоже не лишено оригинальности. Американская сторона предоставила затребованный Россией письменный ответ на то, что у нас называется не ультиматумом, а «российскими предложениями по гарантиями безопасности», но попросила его не публиковать. Тётушка Псаки объяснила это тем, что такие документы являются частью дипломатического процесса, ими не принято трясти на потеху публики. В этом пункте мы, как консерваторы и блюстители этикета, тётушку понимаем и поддерживаем. Непонятно только, зачем госсекретарь Блинкен пересказал содержание ответа, не порадовав, впрочем, ничем оригинальным. Он сказал ровно то, что всеми ожидалось: США ответили «нет» и будут продолжать переговоры.

Зачем продолжать переговоры, если ответили «нет»? Это нормальный вопрос нормальных людей, но у дипломатии свои законы, там ни «да», ни «нет» не означают ни привычного «да», ни привычного «нет».

При этом мы наблюдаем действительно уникальный уровень истерии вокруг надвигающейся войны России с Украиной. Этой войны не будет по многим причинам, из которых назову главную, которую называют реже всего. Россия не будет ее начинать, потому что в принципе ничего хорошего не может получить от такой войны – ни от победы в ней, ни, тем более, от поражения. Уровень реальной военной опасности со стороны НАТО ни уменьшится, ни увеличится от того, что Украина будет захвачена. Более того, он как был никаким, таким и останется, по той простой причине, что ядерные державы не воюют друг с другом. А вот всякие санкции и необходимость удерживать под своим контролем многомиллионную страну, минимум наполовину враждебно настроенную, это петля на собственной шее. Ну и так далее.

В общем, войны не будет, а про то, что она будет, сильные мира рассказывают нам в каких-то собственных целях, увы, не до конца понятно в каких.

Реальных интриги, собственно, три.

1. Что будет дальше в плане переговоров, от которых никто не отказывается, хотя все сказали друг другу решительные «нет» и «не потерпим»? Нет сомнений в том, что у сторон есть сценарии движения после этих стопроцентно предсказуемых отрицательных ответов. Наступающий завтра февраль – это месяц, в котором вместо войны мы получим хоть какое-то понимание, что это за сценарии.

2. Как стороны будут объявлять себя победителями в необъявленной войне? Ситуации, когда обе стороны объявляли себя победителями в реальных войнах, в истории имели место. Иран и Ирак объявили себя победителями по итогам ирано-иракской войны. Обе стороны в гражданской войне в Корее сообщили о том, что победили. Советско-финская война закончилась в своё время для населения обоих стран «победами».

Но вот победа в войне, которой не было – это относительно новый, вполне мюнхгаузеновский сюжет. Могу предположить, что Запад заявит о том, что своей жесткой позицией спас Украину от нашествия путинских полчищ (орд). А Россия заявит, что своей жесткой позицией усадила четыре буквы НАТО, прежде посылавшие её на три буквы, за стол переговоров и вынудила буквы уступить в каком-нибудь из важных ракетных вопросов.

3. Ну и главная интрига. Каким внешнеполитическим успехом действующая власть будет доводить до кипения свой рейтинг к выборам 2024 года? Что будет новым «Крымнашем»? Сюжет с «необъявленной войной» был явно не про это. Слишком рано ещё. Не путайте, товарищи зрители, хедлайнеров нашего фестиваля с разогревающими группами!

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 
В августе падения Цезаря ждать…

В России давным-давно сложился миф об августе. Миф о том, что в августе у нас происходит что-то неожиданно-поворотное. Поэтому все, кому хочется «черного лебедя» и стремительных перемен, ждут августа, как месяца-мессию, как избавления, как глотка свежей воды. Чего уж, есть и такая традиция в России: в августе падения Цезаря ждать. Ну а мечтающим о… «превращении империалистической войны в гражданскую», так сам бог велел искать в календаре последний месяц лета.

 
Отложенные сроки

Июльское настроение у тех, кто не принадлежит ни к одному из двух лагерей «энтузиастов», повторило настроение июньское. Говоря по-простому, остается совершенно непонятным, как вылезать из той «ж…», в которой оказались основные участники «украинского сюжета», включая Европу и США, да и, откровенно говоря, всё человечество или значительная часть его, раз уж приходится всё чаще вспоминать о «голодающей Африке»?

 

История Оксаны Костиной, художественная гимнастика

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок