Опять Штирлиц!

01.11.2019

Сергей ШМИДТ - серия статей

Одна из самых классных и самых мыслеобразовательных легенд, связанных с историей Путина и Путинского политического режима, это легенда о Штирлице. Напомню краткое содержание этих политических серий - последующих по отношению к телевизионным сериям «Семнадцати мгновений весны». В 1999 году правящая демократическая династия в лице президента Ельцина и его семьи подыскивала преемника. Как рассказывали околоинсайдерские языки, присматривались то к Николаю Аксененко, то к Сергею Степашину. Аксененко нравился папе, но не нравился дочке Татьяне. Степашин нравился дочке, но не нравился папе Борису. Путин устроил всех членов семьи.

Однако наиболее пикантной составляющей истории тогдашнего транзита власти является отдельный сюжет о проведенном социологическом опросе населения, в котором гражданам было предложено ответить на вопрос, какого киногероя они хотели бы видеть президентом России? Согласно полученным данным, граждане доверили бы Россию, если не Петру I и не маршалу Жукову, то Штирлицу. Он был единственным вымышленным персонажем из тройки лидеров. Граждане видимо закрывали глаза на то, что большую часть экранного времени сей герой проводит в хорошо отутюженной форме штандартенфюрера СС. Это мало кого напрягло через тридцать лет после великой победы над нацизмом, и видимо совсем не напрягало, когда со времен победы минуло полвека с лишним. В общем, ко всем возможным одобрениям от правящей семьи будущий четырежды президент Российской Федерации получил еще и такой бонус, как победа в номинации «Штирлиц всея Руси». Других Штирлицев у тогдашней элиты для народа не было.

Прошли годы. Даже не годы, а два десятилетия. Социологи опять устроили народный конкурс – кого из киногероев граждане новой России хотели бы видеть главой своего государства? Граждане России, которая остановила гражданскую войну у себя и помогла ее устроить в соседней Украине. России, которой сначала хватило сил восстановить историческую справедливость, нарушив международное право – осуществить вежливую аннексию Крыма – а потом хватило сил опровергнуть слова президента Обамы об «экономике, разорванной в клочья» (якобы разорванной столь талантливо придуманными им санкциями). России, которая немногого добилась в плане улучшения жизни граждан в последние пять лет, но которая местами довольно болезненно повозила недружественный Запад фейсом по тейблу с названием «однополярный мир».

За конкуренцией несуществующих претендентов на президентскую должность я старался следить внимательно. Поэтому зафиксировал важные новости о том, что победа вот-вот должна была достаться профессору Преображенскому из «Собачьего сердца». Это, по мнению многих комментаторов, могло свидетельствовать об умиротворении страны и общем смягчении в ней политических нравов. Гениальный ученый со сложным характером (российский вариант «безумного ученого», частенько встречающегося в американской поп-культуре). Противник революционных потрясений, презирающий наглость и невежество. Интеллигент в нероссийском смысле этого слова – то есть не моралист, не общественник, а профессионал, причем беззаветно преданный своему делу. Что немаловажно, человек умеющий признавать свои ошибки. Казалось бы, что лучше могло бы свидетельствовать о том, что Россия за 20 лет стала другой, чем народный выбор такого вот президента?

Спешу успокоить борцов с либеральной угрозой и диванных рыцарей новой холодной войны. Профессор проиграл. Откатился на второе место. С третьего его подпер другой народный герой – Данила Багров, который, заметим, и в гражданской войне хорош и в любой империалистической. А победил Штирлиц. Опять Штирлиц!

Не сдвинулись мы никуда за двадцать лет в ценностном, если угодно, ментальном смысле. Остались такими же, какими были двадцать лет назад. Чужими среди чужих, но умеющими прикинуться среди них своими. Ведущими опасную, но увлекательную игру ради… Ради победы, нашей победы, ради триумфа. В общем, никакого «прощай, молодость!» Продолжаем молодиться дальше.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 

Владислав Толстов - книжный рецензент

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок