Победители на распутье

30.09.2021

Сергей ШМИДТ - серия статей

Выбрали мы Думу. Уж какую есть, но государственную. Разные мотивации двигали избирателями. Проще всего было избирателям, не склонным к сопротивлению административному принуждению, и избирателям, предпочитающим ценить то немногое, что у них есть, боящихся потерять это немногое в случае перемен или просто неуверенных в том, что им удастся приспособиться к той жизни, что начнется после гипотетических перемен. Роспись за бюллетень, голос за «Единую Россию» и обратно в частную жизнь с чистой совестью. Еще не очень проблемно было голосовать идейно-ценностным избирателям, голосующим за КПРФ, как за платоновскую идею равенства, справедливости и уважения к «великому советскому прошлому».

-

Наверняка были избиратели, имеющие так называемые «запросы» по реальным проблемам, верящие в том, что правильно выбранные представители их интересов помогут эти проблемы решить. Им было сложно выбирать.

Точно были избиратели, которые решали на этих выборах только одну проблему – как ослабить (или даже сокрушить) действующую власть? Эти, как легко догадаться, никакими проблемами, для которых нужны хорошие депутаты, не заморачивались. Таким, наверное, выбирать было тоже несложно, тем более, что к их услугам было «Умное голосование» имени Алексея Навального.

В общем, получается, что большая часть населения голосовала достаточно легко, разве что желавшие дееспособных депутатов для эффективного разрешения проблем из практической жизни, напрягались.

Власть победила. Во-первых, «Единая Россия» получила конституционное большинство, а ведь до последнего продолжались разговоры, что она удовлетворится простым большинством. Во-вторых, из «Умного голосования» победили только те кандидаты, которые устраивают власть. В-третьих, никаких серьезных – то есть, по-настоящему массовых – политических акций, направленных на делегитимизацию результатов выборов, не произошло и не планируется. Структуры Навального разгромлены и не сказать, что активно «партизанили» во время избирательной кампании. За всех отдувались политологи телеканала «Дождь», пытаясь психологически подготовить общество к неприятию итогов выборов, однако дальше аудитории канала это не пошло.

Не подвел правда маэстро Шпилькин, после обычных своих подсчетов заявивший, что «Единая Россия» набрала без фальсификаций чуть больше тридцати процентов (официальный результат – почти пятьдесят). КПРФ чуть поменьше, политологи-дождевики заявляют о примерно равном результате. Понятно, повторюсь, одно: серьезного общественного неприятия итогов кампании нашей квази-революционной оппозиции сформировать не удалось. Хотя вполне удалось «зашкварить» ДЭГ (дистанционное электронное голосование) и его давнего энтузиаста главреда «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова. Это, пожалуй, главный оппозиционный успех.

У власти все получилось. Избрана Дума, которая не должна создать никаких сюрпризов в важнейшем для власти 2024 году и никакой новой Болотной площади не случилось. Власть решила свои проблемы, ликвидировала риски и опасности.

Подобные победы обычно оказываются точками бифуркации, в том смысле, что власть в них может отважиться на ослабление давления, на «оттепель», на откручивание гаек из чистой снисходительности, ведь она обладает важными для нее гарантиями – никто не скажет, что она даёт слабину под общественным давлением, что испугалась, отступает. Но та же самая власть может в подобной ситуации пойти по другому пути. Добивать разгромленных, зачищать до блеска, мстить тем, до кого прежде было недосуг дотянуться.

В Иркутск пришло известие о присвоении статуса иностранного агента Алексею Петрову, знаменитому общественнику, краеведу, «консенсусному иркутянину», как я его называю, имея в виду, что его уважают все – от монархистов до либералов. В общем, в Иркутске кажется понятно, какой вариант выбрала власть.

Черт побери, так и хочется воскликнуть: «Ладно, вы победили! Теперь проявите милость к побежденным. Вы выиграли политическую войну, теперь попробуйте выиграть мир». Крикнуть, конечно, можно. Вот только услышит ли кто?

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Оправдания для Путина

Обвинений в адрес Верховного и без меня насчитают штук сто, не меньше, а гипотетических оправданий его я вижу три. Сразу замечу, что простейшие, извините за выражение, «геополитические» оправдания – типа завоевать-присоединить побольше курортно-плодородных земель, которые холодной северной стране завсегда пригодятся – я в уме держу, но в общий список включать не буду.

 
Возвращение к статусу СВО

Начну, пусть с очень абстрактного, но с крайне неприятного. С логики динамики войны, вообще - любой войны в истории человечества. Есть в «войне как таковой» три принципиально важных, сдерживающе-удерживающих в одну сторону и подталкивающе-выталкивающих в другую сторону коллективно-психологических барьера или черты. Первый это принцип «мир важнее войны». Когда конфликтующие стороны, навострив оружие, все-таки опасаются пролить первую кровь, интуитивно догадываясь или отчетливо понимая, что потом процесс будет уже не остановить, воронка эскалации потом будет затягивать в себя всех и всё подряд с ужасающим свистом и хрустом. После переступания этой черты (взятия этого барьера) есть какое-то время и дистанция до второй черты, логика которой – «победа важнее мира». Это период, когда ещё можно остановиться, договориться, разойтись, потому что после второго барьера исчезнет желание мира. При любом напоминании о мире будет возникать отторжение-негодование, мол, за что уже столько крови пролили – своей и чужой – вы что хотите, чтобы это всё пустяшным оказалось? Нет уж, теперь воюем до победы, до абсолютной победы. Ну и где-то впереди, на непонятно какой дистанции от этой второй черты, маячит третья черта, логика которой – «мир важнее победы». Однако, когда только-только перешагнули вторую черту, действительно непонятно, сколько времени, сил, человеческих жизней и всяческих разрушений отделяет от неё.

 
Потерявши голову, по головам не плачут

Сразу скажу, что никаких серьезных и обоснованных прогнозов в этом тексте нет, да и быть не может. После 24 февраля я предпочитаю воздерживаться не только от прогнозов, но даже от предчувствий, которые никакой ответственностью не обременяют. Честно скажу, что у меня нет никакого предметного представления о том, как именно стороны – подчеркну, что все стороны, а не только Россия – будут выбираться из той пропасти, в которую они устремились.

Но этакий «квази-постмодернистский» трёп про прогнозы я все-таки выдам.

 
Продолжение Путина другими средствами

Пребывая в месячном бане от благословенного фейсбука – то есть, не имея возможности ни писать посты, ни оставлять комментарии, ни даже лайкать – я получил прекрасную возможность (за которую искренне благодарен цензурно-строгому фейсбучному руководству) наблюдать со стороны за бурнокипением разных фейсбучных фракций «говорящего класса». Тем, кто внутри, быть может, не видно, поэтому сообщу в первую очередь для них, что примерно девяносто процентов всех коммуникаций в неувядающем жанре споров и ссор (быть может, 99 процентов) сводится к бесконечному обмену репликами, упреками, колкостями и оскорблениями между всего двумя риторическими позициями. Первая – нет войне и поджигателю её Путину! Вторая – почему вы, противники этой войны, не были против войны, когда гибли дети, женщины и старики Донбасса? Товарищи участники бурнокипения фейсбучных говн, вы не поверите, но это действительно практически всё, что вы производите!

 
Как победить в необъявленной войне?

Разгар и угар гибридной третьей мировой продолжается. Одна радость – сохраняется возможность фиксировать разнообразные уникальности. Международно-политическая движуха подбрасывает.

 

Леонид Корытный - о проблемах Байкала

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок