Революция в презервативе или перемены без автозаков!

31.03.2021

Сергей ШМИДТ - серия статей

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

Пожалуй, сейчас тот самый случай, когда довольно легко ответить на знаменитый русский вопрос, что делать? Сейчас оппозиции следует делать, что угодно. Для того, чтобы не разочаровать и не вызвать демотивации у основных групп поддержки. Так через интернет запущена мобилизация полумиллиона граждан для участия в общероссийском митинге, дата которого будет назначена после того, как на сайте «Свободу Навальному!» зарегистрируется полмиллиона. Процесс был запущен неделю назад, пережил изначальный стремительный всплеск регистрации, однако на данный момент количество зарегистрировавшихся превысило 350 тысяч и темпы роста явно замедлились. Когда процесс начался, мне довелось высказаться, что если за неделю наберутся заявленные полмиллиона, можно будет говорить о накрутках численности. Если же этого не произойдет, будет справедливым признать, что накруток нет и навальнисты, по крайней мере, в данном случае все делают чисто и честно. Признаю. Серьезных накруток видимо не происходит.

Если не произойдет никакого всплеска скорости в регистрации, который позволит таки сделать предположение о накрутках, можно будет составить приблизительное количественное представление о масштабах ядерной поддержки Навального в современной России. Ведь ни одна социологическая структура, в том числе и социология от самих навальнистов, до сих пор не порадовала нас данными простейшего опроса российских граждан, способного определить, какой процент из них знает об «Умном голосовании» и какой процент готов к нему прислушиваться.

Основной проблемой «трушной оппозиции», на мой взгляд, остается – вот уже десять лет как – проблема качественная (содержательная), а не количественная. Алексей Навальный очень много (с обывательской точки зрения, чрезмерно много) сделал для личной героизации, для так называемого «личного бренда», но он и его сторонники так и не сделали толком ничего для главного – для избавления граждан России от страха перед переменами. Граждане наверняка хотят перемен, не уверен, что из-за того, что хотели бы поскорее начать жить «как на Западе», а просто потому, что хочется чего-нибудь новенького, свежего. Но люди не хотели бы ради этого попадать под дубинки Росгвардии, они хотели бы перемен без баррикад и без автозаков. Навальный и его активисты призывают: «Не бойтесь! Победите в себе страх!» Это все классно и красиво, но люди вовсе не хотят тестировать себя на предмет собственной храбрости, не хотят подвергать свой характер каким-либо проверяющим и закаляющим испытаниям. Увы, или, к счастью, таковы реалии XXI века. Сталь нынче не закаляется, а вылёживается. На диванах с уютным фейсбуком в ноутбуке на пузике или в смартфоне в вялой руке. И ничего с этим поделать нельзя, даже осуждать людей за слабохарактерность и мягкотелость язык не поворачивается.

Плюс есть у меня ощущение, что пока Навальный принимает страдания в зоне, в публичной политике набирают ход силы, уловившие то, что я попытался описать в предыдущем абзаце, и пытающиеся предложить желающим изменений, но не желающим ради этого желания рисковать, что-то про перемены, но безопасные перемены. В игру за то, чтобы стать партией таких вот «перемен в презервативе» включаются новые и потому загадочные политические силы вроде «Новых людей» и старые и потому тоже по-своему загадочные силы вроде «Яблока». Да, получается, что это не очень красиво происходит за спиной героически сидящего Навального, но происходит все-таки в большей адекватности по отношению к реальному содержанию общественного запроса.

 

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 
Политическая недвижимость или «от количества просмотров власть не меняется»

Это удивительно (или наоборот, неудивительно?), но 2020-й получился такой весь из себя на загляденье годик, что все рефлексируют только по нему, уходящему, позабыв, что кончается целое десятилетие. Уходит в прошлое красивое аллитерационное словосочетание – «десятилетие десятых».

 
Герой нашего времени

Помянем сегодня, если не добрым, то торжественным словом уходящего американского президента. Кончается ноябрь – месяц, в который удача изменила Дональду Трампу, хотя и (об этом ниже) не столько отняла, сколько добавила ему величия. Дональд Трамп – конечно, человек не нашенский. Все типа остроумные шутки про «щенка Путина» у американцев (остряк Байден так типа пошутил) или про «присвоение майору Трампу внеочередного звания полковника» у нас – это просто шутки. Дональд – герой не нашего племени, но он герой нашего времени. Наш выдающийся современник. Мы с ним принадлежим к одной эпохе, поэтому он все-таки не только «политик про американцев», но и политик про всех нас.

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок