Революция в презервативе или перемены без автозаков!

31.03.2021

Сергей ШМИДТ - серия статей

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

-

Пожалуй, сейчас тот самый случай, когда довольно легко ответить на знаменитый русский вопрос, что делать? Сейчас оппозиции следует делать, что угодно. Для того, чтобы не разочаровать и не вызвать демотивации у основных групп поддержки. Так через интернет запущена мобилизация полумиллиона граждан для участия в общероссийском митинге, дата которого будет назначена после того, как на сайте «Свободу Навальному!» зарегистрируется полмиллиона. Процесс был запущен неделю назад, пережил изначальный стремительный всплеск регистрации, однако на данный момент количество зарегистрировавшихся превысило 350 тысяч и темпы роста явно замедлились. Когда процесс начался, мне довелось высказаться, что если за неделю наберутся заявленные полмиллиона, можно будет говорить о накрутках численности. Если же этого не произойдет, будет справедливым признать, что накруток нет и навальнисты, по крайней мере, в данном случае все делают чисто и честно. Признаю. Серьезных накруток видимо не происходит.

Если не произойдет никакого всплеска скорости в регистрации, который позволит таки сделать предположение о накрутках, можно будет составить приблизительное количественное представление о масштабах ядерной поддержки Навального в современной России. Ведь ни одна социологическая структура, в том числе и социология от самих навальнистов, до сих пор не порадовала нас данными простейшего опроса российских граждан, способного определить, какой процент из них знает об «Умном голосовании» и какой процент готов к нему прислушиваться.

Основной проблемой «трушной оппозиции», на мой взгляд, остается – вот уже десять лет как – проблема качественная (содержательная), а не количественная. Алексей Навальный очень много (с обывательской точки зрения, чрезмерно много) сделал для личной героизации, для так называемого «личного бренда», но он и его сторонники так и не сделали толком ничего для главного – для избавления граждан России от страха перед переменами. Граждане наверняка хотят перемен, не уверен, что из-за того, что хотели бы поскорее начать жить «как на Западе», а просто потому, что хочется чего-нибудь новенького, свежего. Но люди не хотели бы ради этого попадать под дубинки Росгвардии, они хотели бы перемен без баррикад и без автозаков. Навальный и его активисты призывают: «Не бойтесь! Победите в себе страх!» Это все классно и красиво, но люди вовсе не хотят тестировать себя на предмет собственной храбрости, не хотят подвергать свой характер каким-либо проверяющим и закаляющим испытаниям. Увы, или, к счастью, таковы реалии XXI века. Сталь нынче не закаляется, а вылёживается. На диванах с уютным фейсбуком в ноутбуке на пузике или в смартфоне в вялой руке. И ничего с этим поделать нельзя, даже осуждать людей за слабохарактерность и мягкотелость язык не поворачивается.

Плюс есть у меня ощущение, что пока Навальный принимает страдания в зоне, в публичной политике набирают ход силы, уловившие то, что я попытался описать в предыдущем абзаце, и пытающиеся предложить желающим изменений, но не желающим ради этого желания рисковать, что-то про перемены, но безопасные перемены. В игру за то, чтобы стать партией таких вот «перемен в презервативе» включаются новые и потому загадочные политические силы вроде «Новых людей» и старые и потому тоже по-своему загадочные силы вроде «Яблока». Да, получается, что это не очень красиво происходит за спиной героически сидящего Навального, но происходит все-таки в большей адекватности по отношению к реальному содержанию общественного запроса.

 

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Танки идут ромбом

Январская история с «Леопардами» – довольно интересный сюжет, как на тему замысловатости политической жизни в демократиях, так и на тему взаимодействия внутренней и внешней политики. Канцлер Шольц по причинам, которые могут быть самыми разными, танки Украине давать не хотел. Но министр иностранных дел его правительства – госпожа Анналена Бербок, которую топовый публицист нашего времени Дмитрий Медведев назвал «малограмотной германской бабкой» (бабке 43 года, она младше Медведева на 15 лет) – полезла поперёк канцлера в пекло и объявила, что танки будут поставлены. Шольц был вынужден смириться, ибо если бы он дезавуировал реплику собственного министра, та могла бы устроить обрушение коалиционного правительства, которое и так с трудом удалось сколотить. Напомню, что «начинающая бабка» состоит в партии Зеленых, а Шольц из СДПГ. Если что, пересказал эту историю со слов Алексея Венедиктова*, одному из немногих публичных спикеров, к которому я сохранил доверие.

 
Знак беды — знак вопроса

Видит бог, я из тех мелких жуликов от гуманитаристики, прячущихся под якобы солидной вывеской «политолог», что совершенно не стесняются полного провала своей аналитики и прогнозов. В моей «политологической» жизни таких суперпровалов было два и 2022-й год один из них. Моя годичной давности уверенность в том, что никакого перевода отношений России с Украиной в формат – в очередной раз воспользуюсь красивым словосочетанием от Владислава Суркова – «контактной геополитики» не будет, и мои сарказмы в адрес тех, кто допускал такой вариант развития событий, были настолько безальтернативными, что у меня сегодня просто не поднимается рука ставить ссылки на то, что я писал в конце прошлого года и в начале нынешнего (уходящего). Не хочу заметать свои ошибки под ковер, я совершенно не стесняюсь своих ошибок, просто все оказалось настолько другим, чем мне казалось год назад, что позволю себе просто не выставлять лишний раз на всеобщее обозрение свидетельства своего фиаско.

 
Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок