Революция в презервативе или перемены без автозаков!

31.03.2021

Сергей ШМИДТ - серия статей

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

Пожалуй, сейчас тот самый случай, когда довольно легко ответить на знаменитый русский вопрос, что делать? Сейчас оппозиции следует делать, что угодно. Для того, чтобы не разочаровать и не вызвать демотивации у основных групп поддержки. Так через интернет запущена мобилизация полумиллиона граждан для участия в общероссийском митинге, дата которого будет назначена после того, как на сайте «Свободу Навальному!» зарегистрируется полмиллиона. Процесс был запущен неделю назад, пережил изначальный стремительный всплеск регистрации, однако на данный момент количество зарегистрировавшихся превысило 350 тысяч и темпы роста явно замедлились. Когда процесс начался, мне довелось высказаться, что если за неделю наберутся заявленные полмиллиона, можно будет говорить о накрутках численности. Если же этого не произойдет, будет справедливым признать, что накруток нет и навальнисты, по крайней мере, в данном случае все делают чисто и честно. Признаю. Серьезных накруток видимо не происходит.

Если не произойдет никакого всплеска скорости в регистрации, который позволит таки сделать предположение о накрутках, можно будет составить приблизительное количественное представление о масштабах ядерной поддержки Навального в современной России. Ведь ни одна социологическая структура, в том числе и социология от самих навальнистов, до сих пор не порадовала нас данными простейшего опроса российских граждан, способного определить, какой процент из них знает об «Умном голосовании» и какой процент готов к нему прислушиваться.

Основной проблемой «трушной оппозиции», на мой взгляд, остается – вот уже десять лет как – проблема качественная (содержательная), а не количественная. Алексей Навальный очень много (с обывательской точки зрения, чрезмерно много) сделал для личной героизации, для так называемого «личного бренда», но он и его сторонники так и не сделали толком ничего для главного – для избавления граждан России от страха перед переменами. Граждане наверняка хотят перемен, не уверен, что из-за того, что хотели бы поскорее начать жить «как на Западе», а просто потому, что хочется чего-нибудь новенького, свежего. Но люди не хотели бы ради этого попадать под дубинки Росгвардии, они хотели бы перемен без баррикад и без автозаков. Навальный и его активисты призывают: «Не бойтесь! Победите в себе страх!» Это все классно и красиво, но люди вовсе не хотят тестировать себя на предмет собственной храбрости, не хотят подвергать свой характер каким-либо проверяющим и закаляющим испытаниям. Увы, или, к счастью, таковы реалии XXI века. Сталь нынче не закаляется, а вылёживается. На диванах с уютным фейсбуком в ноутбуке на пузике или в смартфоне в вялой руке. И ничего с этим поделать нельзя, даже осуждать людей за слабохарактерность и мягкотелость язык не поворачивается.

Плюс есть у меня ощущение, что пока Навальный принимает страдания в зоне, в публичной политике набирают ход силы, уловившие то, что я попытался описать в предыдущем абзаце, и пытающиеся предложить желающим изменений, но не желающим ради этого желания рисковать, что-то про перемены, но безопасные перемены. В игру за то, чтобы стать партией таких вот «перемен в презервативе» включаются новые и потому загадочные политические силы вроде «Новых людей» и старые и потому тоже по-своему загадочные силы вроде «Яблока». Да, получается, что это не очень красиво происходит за спиной героически сидящего Навального, но происходит все-таки в большей адекватности по отношению к реальному содержанию общественного запроса.

 

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Думы о Думе: 10 лет спустя

Студент, учившийся у меня десять лет назад, прислал сканы своих конспектов моих лекций по политологии, читанных весной 2011-го года. 2011-й тоже был годом думских выборов, и я рассуждал на одной из лекций о двух на них самых больших проблемах партии действующей власти – «Единой России». Во-первых, «Единая Россия» всем надоела (сказано 10 лет назад). Во-вторых, «Единая Россия» не может позволить себе самую интересную для избирателей политтехнологическую игру – борьбу с каким-нибудь «врагом». А ты попробуй заинтересуй избирателя и замани его на участки без «зигфридовой» борьбы с каким-нибудь «драконом». Без врага и его мочилова, с одной так называемой «позитивной повесткой», нет будоражащей интриги, нет увлекательного сюжета. У КПРФ, например, есть огромное преимущество на полях выборных сражений – у нее есть «враг». Не уверен, правда, что КПРФ умеет так уж толково этим «врагом» пользоваться.

 
Утопия коллективного речевого действия

Прежде чем поговорить об утопиях – а я давно готовился к этому разговору – несколько констатирующих суждений о состоянии реальности.

 
Всех с днем рождения Путина!

Сегодня день рождения Путина, ему 25 лет исполняется, романтически выражаясь – четверть века. Я не сошел с ума. Речь идет не о дне рождения, скажем так, «биологического Путина». И речь даже не о дне рождения «путинизма», который правильнее искать либо в 2001 году (сокрушение НТВ), либо в 2003 году (сокрушение Ходорковского), либо в 2004 году (сокрушение выборов глав субъектов федерации). Но не позже. Сегодня день рождения «политического Путина».

 
Три апрельских войны

Апрель 2021-го едва ли толком запомнится неначавшейся войной России и Украины – я специально вместо «войны России с Украиной» написал «России и Украины», ибо, случись она, ясности по вопросу, кто конкретно ее начал, скорее всего, никогда бы не возникло. Я, признаться, был уверен, что никакой целенаправленной войны и не будет, точнее, никакая война не входит в намерения сторон. Хотя военный конфликт и мог случиться из-за какого-нибудь недоразумения, возможность которого всегда имеется, когда большие массы войск располагаются в относительной близости друг от друга. Обошлось.

 
Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 

Сергей Шмидт - серия колонок

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок