Снежки в дворец Путина

31.01.2021

Сергей ШМИДТ - серия статей

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

Снежки в дворец Путина

Начну с хороших новостей для наших властей. Дворец в Геленджике не является «дворцом Путина», по крайней мере, в тех смыслах, которые мы вкладываем в понятия собственности, владения, и даже пользования и управления. Именно поэтому вопросы про бесполётную зону и охрану государственными силовиками территории и объекта, формально не являющимися территорией и объектами государственной важности, абсолютно оправданы.

Дворец в Геленджике это какой-то, если не невероятной, но очень высокой мутности объект, к которому имеют отношение крупнейшие и крутейшие бизнесмены России, согласно правилам российской экономики, имеющие тесные отношения с государственной властью самого высокого уровня. Можно погадать о смыслах этого проекта, я бы назвал его обобщено «олигархическим санаторием», кто-то называет его «клубом для элиты». Приятное приморское место, усиленное разнообразными архитектурными и интерьерными роскошествами и излишествами, предназначалось для очень крутых тусовок, на которые вероятно планировались и приглашения в качестве главного гостя Верховного Главнокомандующего. В общем, это не самый репутационно выгодный для олигархов и власти проект, суть которого такова, что его инициаторы и исполнители никогда не смогут сказать о нем всей правды, но это не «дворец Путина» в том смысле, в каком подал его фан-клубу и широкой публике Алексей Навальный.

Так бывает в жизни и уверен, что каждый или почти каждый может что-то такое вспомнить – на вас навесили полноценную ложь, очень грамотно воспользовавшись тем, что если вы захотите оправдаться по-настоящему, вам придется рассказывать о чем-то, о чем бы вы совершенно не хотели никому рассказать. Это ложь, которой вы не можете противопоставить всю правду. Ложь не перестает от этого быть ложью, но второе обстоятельство ослабляет ваши позиции и усиливает позиции лжеца.

Алексей Навальный воспользовался этой моделью – если оппонент не может быть честен в какой-то теме, следует перевернуть эту тему выгодным для себя образом. Мне по-человечески любопытно, была ли в команде Навального дискуссия, нанести «честный» удар по репутации режима, показав стиль жизни его опорной элиты, то есть остаться в рамках «доказательного расследования», или же перейти с уровня «поиска истины реальности» на уровень манипулятивного конструирования реальности, переделать безобразия бояр в преступление царя? Если дискуссия была, не думаю, что она была долгой. В 2020 году закончились игры «кошки с мышкой» со стороны власти (история с отравлением), а в 2021 году в ответ на это оппозиция, судя по всему, поставила перед собой, как говорится, самые амбициозные цели.

Так и появился на свет «дворец Путина», политтехнологический замысел которого считывается очень просто. Показать, что Путин это не герой мировой политики, смело бросивший вызов всесильному Западу, не правитель страны, заставивший сырьевой бизнес платить в бюджет налоги и с помощью бюджетозависимой экономики помогший десяткам миллионов людей вырваться из нищеты, и даже не идейный оппонент геев и трансгендеров, а банальный коррупционер-взяточник, млеющий от банальной роскоши. Роскоши особенно пошлой, соединяющей эстетику французского абсолютизма Людовиков с вкусовыми предпочтениями криминализированных дельцов девяностых годов.

В подворотнях это называется «зашкварить». Шибко умные говорят о «десакрализации национального лидера». Это можно назвать хоть «опусканием», хоть «дегероизацией», как угодно. Политтехнологически всё выверено. Оппозиции трудно оппонировать Путину (с расчетом на массовую поддержку) в вопросах Крыма, материнского капитала и даже каких-нибудь очередных «национальных проектов». Но вот объявить его вором и призвать публику бороться с ним как с вором, а не как с государственником или суверенитетчиком, намного легче. Это и было сделано и это не могло не вызвать очередной виток антипутинской движухи. Так в России неделю назад началась «революция снежков».

Путин, безусловно, имеет нечто, что я в лекциях называю «репутационной подушкой безопасности» (из разряда того, что помогает, например, кока-коле продаваться миллиардам людей, хотя о ее вреде сказано на каждом заборе). Плюс политтехнологи власти тоже не зря едят свой хлеб, ну и власти есть чем подкормить так называемых «лидеров общественного мнения». Так что исход нового витка противостояния, если предрешен, то в одну сторону, думаю, понятно в какую. Победитель определится в этом году – по нокауту или по очкам (как уже с Болотной площадью) уже в этом году. Наше же дело – не дать себя обмануть, ни одной из сторон, и сохранять способность думать своей головой. Вот для этого «нашего дела» и написан этот текст.

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Всех с днем рождения Путина!

Сегодня день рождения Путина, ему 25 лет исполняется, романтически выражаясь – четверть века. Я не сошел с ума. Речь идет не о дне рождения, скажем так, «биологического Путина». И речь даже не о дне рождения «путинизма», который правильнее искать либо в 2001 году (сокрушение НТВ), либо в 2003 году (сокрушение Ходорковского), либо в 2004 году (сокрушение выборов глав субъектов федерации). Но не позже. Сегодня день рождения «политического Путина».

 
Три апрельских войны

Апрель 2021-го едва ли толком запомнится неначавшейся войной России и Украины – я специально вместо «войны России с Украиной» написал «России и Украины», ибо, случись она, ясности по вопросу, кто конкретно ее начал, скорее всего, никогда бы не возникло. Я, признаться, был уверен, что никакой целенаправленной войны и не будет, точнее, никакая война не входит в намерения сторон. Хотя военный конфликт и мог случиться из-за какого-нибудь недоразумения, возможность которого всегда имеется, когда большие массы войск располагаются в относительной близости друг от друга. Обошлось.

 
Революция в презервативе или перемены без автозаков!

Явилась весна и потребовала от «трушной оппозиции» как-нибудь «грянуть». Сочетание возвращения Навального, до сих пор выглядящего плохо продуманным фальстартом, и зимнего «репрессинга», который довелось пережить оппозиции, поставило ее в не самое удобное положение. От намерения регулярных уличных акций протеста было решено отказаться еще в феврале. Что же делать дальше? Что делать, например, в смысле содержания протеста? Строить протестную активность вокруг требования освобождения Навального или начинать включаться в думскую кампанию, а если включаться, то на что делать главную ставку – на поддержку настоящих либеральных политиков или на поддержку (в логике «Умного голосования») вполне «рушимого» антиЕРовского блока коммунистов и эсеров?

 
Если не Навальный, то кто?

Алексей Навальный, поблистав, точнее, погремев напоследок своими яркими речами в суде, этапирован в колонию. Чудес не случилось. Чудом было бы «народное восстание», которое не позволило бы упрятать Алексея за решетку. Меньшим, но чудом была бы теневая помощь таинственной «башни Кремля», поддержка которой, как сообщил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, обеспечила Навальному свободу и даже участие в выборах мэра Москвы в 2013 году, и игра которой позволяла ему оставаться на свободе все это время.

 
Снежки в дворец Путина

Чей дворец? Ротенберга или Путина? Что вообще происходит? У меня есть ответ, который подсказывает мне жизненный опыт и интуиция. Но для однозначного ответа, кроме опыта и интуиции, неплохо бы иметь какие-то знания. Таких знаний не хватает в условиях информационной войны, так что ответ мой не претендует на окончательность. Однако, исходя из предположения, что мир дворцов существует по законам, в общих чертах сходных с миром хижин, а вселенская борьба российской власти и российской оппозиции, так или иначе, «одноприродна» с тем, что может происходить в мире простых человеческих отношений, я попробую рассказать, что там может быть на самом деле. Как обычно бывает в таких случаях, моя («жизненная») версия едва ли устроит какую-нибудь из тяжущихся сторон.

 

Владислав Толстов - книжный рецензент

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок