Как голосуют на Руси и почему нам кажется, что всегда неудачно

17.03.2017

Своим умозаключением по каждому более-менее удачному поводу: «Вот в ЖКХ всё точно так же!» — я всем своим знакомым уже надоел, как минимум, но таки-да: мир, в котором мы живем, математически — не кривая Гаусса, это множество Мандельброта. Если Нассим Талеб ещё не всех замучил этой банальностью, которую, тем не менее, никто не хочет видеть, то я добавлю. Иди и смотри*.

Сейчас собственники квартир по весне голосуют ежегодно. Поводов, как правило, много — изменения в законодательстве, которые требуют таких же изменений в договорах, утверждение планов текущего ремонта и разнообразное «прочее». В сущности, ничего особо судьбоносного, но как только заканчивается голосование, у тех, кого оно коснулось, остается стойкое ощущение, что результат выборо… то есть, тьфу, поквартирного голосования — сфальсифицирован.

Есть смысл, конечно, привести примеры. Итак, девятиэтажный жилой дом — «китайская стена»: голосование прошлого года по текущему ремонту. В повестке «детский городок», кровля, ремонт пары подъездов и парковка, то есть, ремонт одного подъезда и парковка или ремонт двух подъездов без парковки. Или ремонт двух подъездов и парковка, но с другим тарифом. То есть, интрига есть.

Что происходит в момент голосования? Я, разумеется, про заочное голосование, потому что на очное можно собрать только двухэтажный, двухподъездный деревянный дом на 12 квартир, а в «китайской стене» на 280 квартир вывести на улицу хотя бы 50% собственников — фантастика и майдан. Так или иначе, разумеется, все голосуют за детский городок и кровлю. И, конечно же, предложение повысить тариф — заплатить больше за всё и сразу, как правило, даже не рассматривается жильцами.

Но с обустройством парковки и/или ремонтом подъезда всё гораздо сложнее. Те, кто живет на нижних этажах (т.е. с 1 до 4 этажа), себе не врут. Они знают, что это никакая не парковка — это стоянка, на которую их соседи впихают максимум автомобилей. Сколько их может быть? Ну, вот, я сам живу в «полустене» и зимними утрами под моими окнами разогреваются, примерно, 65 автомобилей. Не одномоментно, конечно, но в течение часа они разъезжаются. Живу я на 10-м этаже, и чаще всего до моих окон выхлоп не добивает. Но те, кто живет на первых этажах, нюхать стоянку не желают, и, разумеется, голосуют «против». Особенно те, кто живет в подъезде, который не будут ремонтировать, если будут делать парковку. При этом, основываясь на своём повседневном опыте и общаясь с соседями по лестничной клетке своего этажа (да, у нас преимущественно именно такое «горизонтальное» общение – остальных соседей лифт проносит мимо этих этажей – чувствуете как к слову «лифт» хочется добавить ещё слово «социальный»?), они полагают, что весь дом против парковки – стоянки. Почему? Потому что на их «горизонтали» все голосовали «против». Вспомните — «...Никто, из тех, кого я знаю, не голосовал за Путина».

Жителей верхних этажей (вот здесь не ищите в словах «верх» и «низ» каких-либо аналогий) численно больше и они не знают о парковочной вони. Ну, то есть, у них есть информация, но нет долговременного опыта проживания внутри этой ситуации. Они голосуют «за» парковку. Мало того, они уверены, что и нижние этажи проголосовали «за». В их понимании необходимость парковки очевидна.

Наступает «День «Ж». Во двор въезжает тяжелая техника. Она сгребает бордюры, и разравнивает часть дворового газона. Следом самосвал вываливает кузов щебня. Приходят рабочие… И тут на улицу со множеством риторических вопросов выходят жители первых этажей, усиленные бабушками с тростями.

Начинается вполне реальная потасовка между рабочими и жителями нижних этажей. Рабочие отступают. Это не их интересы и вообще их родной дом в Таджикистане. Меж тем, с флангов к «первоэтажникам» заходят жители верхних этажей. Вот тут и самое время для «оранжевой революции», ибо буквально и «низы» созрели, и верхи хотят. Но приезжают представители городской администрации и управляющей компании, которые разрешить этот конфликт не могут (просто потому, что когнитивные искажения и межличностные отношения не в их компетенции). Тем не менее, демонстрация документов (бюллетеней по прошедшему голосованию) и декламирование законодательных актов заставляет всех скрыться по квартирам.

Проходят сутки. Ровное время для того, чтобы у жителей нижних этажей сложился прочный и безысходный конструкт — «кто-то дал управляющей компании на лапу, она и подделала бюллетени». Работы начинаются, и еще через день парковка — стоянка готова. Всё. Почти всё. С некоторым раздражением жители верхних этажей отмечают, что «нижнеэтажники» стоянкой пользуются, пожалуй, не менее активно, чем те, кто её истинно хотел и за неё боролся. То есть, оппозиция и лоялисты в любом случае остаются равными выгодополучателями, в том числе и в ощущении морального превосходства друг над другом.

Аналогии, думаю, каждый способен провести самостоятельно, но повторюсь — мир, в котором мы живем, это не кривая Гаусса, это множество Мандельброта — малое повторяется в большом и наоборот. Из истории, которую вы сейчас прочитали, выглядывают — ни больше, ни меньше — мировые события последних трёх лет.

ОТ ЭТОГО ЖЕ АВТОРА: ВЕСЬ ЦИКЛ:

...Однако вернемся обратно во двор – к модели мира. Попытка разобрать её и собрать заново и правильно – ни к чему не приводит. Эта модель, собранная экономическими инструментами (когда собственники голосуют за повышение тарифа и ремонт всех подъездов, парковка – стоянка не обустраивается вообще и вводится строгий лимит на время пребывания автомобиля во дворе) – совершенно не работает в социально – психологической сборке (когда тариф снижается, за ремонт платит кто-то другой, а право на стоянку автомобиля получает самый уважаемый – и не спрашивайте, кем именно уважаемый).

Есть замечательная книга Максима Трудолюбова «Люди за забором. Частное пространство, власть и собственность в России». И в этой книге, если отбросить конкретные (и справедливые) претензии к власти, есть замечательная мысль о том, что «матрица» государства, созданная столетиями, не демонтируется на раз. После революций, смены режимов и с приходом демократии она возобновляется. И, откровенно говоря, проблема даже шире, чем представляет её автор.

Развитие экономики, науки и техники – всё материальное, значительно обгоняет сознание основной массы людей, которая должна осознать перемены нематериальными методами. Было на нашей планете время, когда люди мыслили категориями мифов (я в курсе, что оно не кончилось), было время, когда земляне мыслили категориями механики, поскольку жили в мире механики. «Сейчас заменим пару шестерен в государстве, и всё заработает иначе» — это могло быть цитатой из несказанного вслух Марксом, Энгельсом и Лениным. С открытием невидимых глазу электромагнитных полей и появлением психологии как науки, мир оказался уже не таким прямолинейным и явным, но попытки переустроить его в новом свете проваливаются снова. Каждый раз человечество достаточно долго «обрабатывает» свои же собственные открытия и приходит к приемлемым выводам с большим опозданием, похоронив по пути миллионы себе подобных. Сегодня мы видим, что мир состоит из самоповторяющихся подобий и некоторые явления, которые нам казались следствием, на самом деле — причина.

Тут надо как бы подытожить и я буду краток. Не бывает правильного или неправильного выбора, верного или неверного голосования. К чему этот перфекционизм? Существует только движение от условно «неправильного» к условно «правильному» и/или наоборот. Это движение порождает события – конфликты, суть которых только отсчет времени, поскольку, если нет события – нет времени. Да, именно такой буддийский масштаб: от жилого дома к космосу.

_____________________________________________

*Откровение апостола Иоанна Богослова (Апокалипсис). Про Гаусса и Мандельброта надо читать отдельно.

 

Новости общественной жизни

Юрий Козлов: Руководство по оказанию первой помощи поможет родителям ориентироваться в сложных ситуациях

Актуальным оказалось руководство по оказанию первой помощи детям, размещенное на сайте 38ok.ru. За первые десять дней родители сотни раз скачали свод правил, которому должны следовать взрослые, если ребенок попал в опасную ситуацию. Об этом сообщает пресс-служба иркутского отделения партии «Единая Россия».

 
Владимир Новожилов: В здравоохранении много проблем, их нужно решать

Ход реализации национального проекта «Здравоохранение» обсудили участники экспертной сессии «Здравоохранение Иркутской области. Инфраструктурные вызовы и цифровые возможности».

 
Медики уже полгода работают в сибирских «Центрах помощи и спасения» в усиленном режиме

Враг должен быть побеждён. Особенно, если он невидимый и зовут его COVID-19. Уже полгода в Иркутской области, Красноярском крае и на Урале работают специализированные «Центры помощи и спасения». Несмотря на небольшое снижение заболеваемости, люди в белых халатах продолжают работать в усиленном режиме. Им посвящена новая серия специальной рубрики пяти сибирских телекомпаний «Территория спасения».

 
Кузьма Алдаров: Мы наблюдаем системный подход к борьбе с лесными пожарами

10 июня – особый день для всех иркутских пожарных. Прошло ровно 207 лет, как в областном центре была основана пожарная охрана. Иркутск стал третьим городом после Москвы и Санкт-Петербурга, где появилась профессиональная пожарная охрана.

 
Вопросы благоустройства и летнего отдыха детей обсудил с иркутянами Иван Гущин во время личного приема

Приём граждан по личным вопросам провел в Иркутской региональной общественной приемной партии «Единая Россия» депутат думы Иркутска, член фракции Иван Гущин. Жители города обратились к депутату с вопросами, которые касаются благоустройства, мест отдыха для детей и работы летних оздоровительных лагерей, сообщает пресс-служба ЕР.

 

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок