Отложенные сроки

31.07.2022

Сергей ШМИДТ - серия статей

Июльское настроение у тех, кто не принадлежит ни к одному из двух лагерей «энтузиастов», повторило настроение июньское. Говоря по-простому, остается совершенно непонятным, как вылезать из той «ж…», в которой оказались основные участники «украинского сюжета», включая Европу и США, да и, откровенно говоря, всё человечество или значительная часть его, раз уж приходится всё чаще вспоминать о «голодающей Африке»?

-

Более или менее рациональный вариант лично я вообразить могу. Имеющаяся линия фронта замораживается, кровопролитие заканчивается, проблема сначала топится в болтовне бесконечных и безрезультативных переговоров, а потом превращается в «замороженный конфликт» с надеждой на то, что уже другие поколения её решат. Лишний раз напомню, что в отличие от личных отношений, в которых решение проблем лучше не откладывать – не рассосутся! – в международной политике «отложенные решения» это не гарантированная, но вполне работающая технология. Ставка на то, что новые поколения, не обремененные фрустрациями уязвленных самолюбий, вообще думающие и чувствующие по-другому, подступятся к проблеме и решат её, вполне может сработать. Я уж не говорю про то, что сложно предсказуемые системные изменения международно-политической действительности проблему могут просто отменить. В общем, как было бы лучше с точки зрения тех, для кого презумпция человеческой жизни хоть что-то да значит, я более или менее представляю. Но как запустить механизм реализации этого, если не лучшего, то хорошего варианта, не пройдя ещё несколько кругов кровопролития, разрушений и человеческих страданий, я не знаю.

Скажу непопулярную вещь. 24 февраля по-настоящему обрадовало в России две – достаточно маргинальные – группы населения. С одной стороны, условных «стрелковцев», которые давно требовали «настоящей» разборки с враждебной Украиной и настоящего «собирания земель российских». С другой стороны, начало СВО дало надежду так называемой «несистемной оппозиции», в общем-то понимавшей, что своими силами действующую власть ей не сокрушить, а надежды на ухудшение жизни населения упорно не сбываются, а санкции от 2014 года, если и сработают, то лет через сто. Но вот задуманная как «маленькая и победоносная», но проигранная баталия, это как бы реальный шанс прорыва к «прекрасной России будущего». Такая вот странная история получилась – СВО стало царским подарком стрелковцам и навальнистам, которых представить себе в одном пространстве невозможно. Более того скажу, если в России будет объявлена мобилизация, это станет подарком все тем же стрелковцам и навальнистам. По ровно той же причине. Одни сделают вывод, что теперь точно можно будет сокрушить Украину и чуть ли не весь агрессивный блок НАТО. Другие, что теперь-то уж точно народ перестанет поддерживать Путина и сокрушит «диктатуру чекистов».

Вот всем остальным сложнее. Их чувства в конце февраля неплохо выразила одна дама: «Я всегда поддерживала Путина, потому что не хотела новой перестройки и новых девяностых. Что мне делать теперь, когда решив сыграть ва-банк во внешней политике, сам президент возможно толкнул страну к новой перестройке и девяностым?» Признаться, у меня не было ответа на этот вопрос. Разве что был совет успокоиться и подождать. Вдруг все будет выглядеть не так печально.

Надо признать, что некоторое успокоение пришло. Развитие событий ударило по нетерпеливым. Сначала круто обломились те, кто верил в блицкриг российской армии. Потом пришло время обламываться тем, кто верил в экономический блицкриг от западных санкций. Сейчас поддерживающие СВО в России настроились на долгую историю. На их оптимизм работают те факты, что российская армия удерживает большие территории в Херсонщине и Запорожье, на которые официально не нацеливалась, медленно вытесняет ВСУ из Донбасса, а украинская армия до сих пор не провела ни одной успешной наступательной операции. Украинские патриоты и их симпатизанты в России и в российской эмиграции верят в волшебную силу поставленного НАТО современного чудо-оружия и в анонсы о контрнаступлениях от мастера сценических реприз Зеленского. Российская публика, настроенная на абсолютную победу, пожалуй, находится в психологически более выгодном положении. Она готова к длительному ожиданию – тут российская пропаганда очень толково переориентировалась и провела соответствующую разъяснительную работу – в отличие от украинской публики, которую украинская пропаганда инфицировала поспешным оптимизмом – верой в разгром России в июле-августе – и только сейчас начинает перенастраивать на «конец года».

В общем, кроме того, что находит отражение в сводках, происходит еще и нервное противостояние двух «психологий отложенных сроков». Инфарктами и инсультами оно, конечно, чревато, но, в отличие от настоящих боевых действий, непосредственно жизни не угрожает.

Ранее от Сергея Шмидта по теме:

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Танки идут ромбом

Январская история с «Леопардами» – довольно интересный сюжет, как на тему замысловатости политической жизни в демократиях, так и на тему взаимодействия внутренней и внешней политики. Канцлер Шольц по причинам, которые могут быть самыми разными, танки Украине давать не хотел. Но министр иностранных дел его правительства – госпожа Анналена Бербок, которую топовый публицист нашего времени Дмитрий Медведев назвал «малограмотной германской бабкой» (бабке 43 года, она младше Медведева на 15 лет) – полезла поперёк канцлера в пекло и объявила, что танки будут поставлены. Шольц был вынужден смириться, ибо если бы он дезавуировал реплику собственного министра, та могла бы устроить обрушение коалиционного правительства, которое и так с трудом удалось сколотить. Напомню, что «начинающая бабка» состоит в партии Зеленых, а Шольц из СДПГ. Если что, пересказал эту историю со слов Алексея Венедиктова*, одному из немногих публичных спикеров, к которому я сохранил доверие.

 
Знак беды — знак вопроса

Видит бог, я из тех мелких жуликов от гуманитаристики, прячущихся под якобы солидной вывеской «политолог», что совершенно не стесняются полного провала своей аналитики и прогнозов. В моей «политологической» жизни таких суперпровалов было два и 2022-й год один из них. Моя годичной давности уверенность в том, что никакого перевода отношений России с Украиной в формат – в очередной раз воспользуюсь красивым словосочетанием от Владислава Суркова – «контактной геополитики» не будет, и мои сарказмы в адрес тех, кто допускал такой вариант развития событий, были настолько безальтернативными, что у меня сегодня просто не поднимается рука ставить ссылки на то, что я писал в конце прошлого года и в начале нынешнего (уходящего). Не хочу заметать свои ошибки под ковер, я совершенно не стесняюсь своих ошибок, просто все оказалось настолько другим, чем мне казалось год назад, что позволю себе просто не выставлять лишний раз на всеобщее обозрение свидетельства своего фиаско.

 
Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 

О жизни в Китае рассказ

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок