Конец прекрасной эпохи

30.09.2022

Сергей ШМИДТ - серия статей

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

-

Отдельных (очень немногих) либералов девяностых в свое время украсил стоицизм, с которым они встретили разящий удар истории от сбычи собственных мечт. Теперь настало время проверить на стоицизм поклонников закончившейся (скоропостижно прервавшейся?) «прекрасной эпохи». Да ободрят павших духом примеры того, что они не первые такие в истории России. Были уже последовательные борцы с самодержавием в дореволюционной России, которые по итогам собственной победы в феврале 1917 года получили большевистскую диктатуру и поражение в гражданской войне с ней. Были бравые «комиссары в пыльных шлемах», герои красного террора и коллективизации, которых по итогу в конце тридцатых новый «красный террор» отправил – кого к стенке, кого в ГУЛАГ.

Выскажу субъективное оценочное суждение. Приговор, по крайней мере, окончательный приговор «прекрасной эпохе» был выписан в этом сентябре указом о частичной мобилизации. Многолетний негласный контракт между властью и гражданами, гарантировавший гражданам очень высокий по меркам российской истории уровень защищенности от притязаний неубиваемого дракона российской государственности и весьма высокий по меркам давнего советского прошлого и недавнего прошлого, именуемого «девяностые», уровень возможностей для материального благосостояния, в обмен даже не на политическую поддержку властей, а на аполитичное безразличие к ним, был выброшен в мусорную корзину истории. Я знаю, что есть точка зрения, согласно которой это произошло в 2018 году вместе с повышением пенсионного возраста. Я её не разделяю, ибо снижение пенсионной нагрузки было одним из условий воспроизводства условий для материального благосостояния. Есть, разумеется, не менее популярная точка зрения, согласно которой Путин прибил собственную «прекрасную эпоху» 24 февраля, начав «украинскую баталию». Однако, до той поры, пока отношения между СВО и обществом складывались – не моя метафора – в формате отношений болельщиков и футболистов (болеем за наших! Россия, вперед! играют профессионалы, к тому же высокооплачиваемые, мы их поддерживаем), контракт продолжал работать. Когда же болельщикам не просто предложили самим выйти на поле и помочь любимой команде, но и насильно на это поле погнали, все и закончилось.

На всякий случай замечу, что я признаю высокий уровень кощунственности всех этих метафор, понимаю, что актуальная реальность это не футбол, а реальные смерти и человеческие страдания, но принимаю моральную ответственность за формулировки, ибо так проще объяснить, что я имею в виду.

Историки будущих времен попробуют ответить на вопрос, зачем это все надо было затевать? Что за неадекватность в оценке действительности или ощущение долга «исторической миссии», или непреодолимая мания попадания в учебник истории к этому подтолкнули? Ведь оставались все возможности для того, чтобы продолжить «прекрасную эпоху». Не было и не предвиделось никакого критического падения уровня жизни, экономика, несмотря на санкции 2014 года, которые кажутся такими смешными сейчас, развивалась, будучи вполне интегрированной в мировую экономику, ну и никакое НАТО не стало был нападать на страну с ядерным оружием. Все (я подчеркиваю: все!) мои знакомые оппозиционеры ответили «да» на мой вопрос, признают ли они, что Путин мог бы спокойно избраться еще дважды, и уровень его поддержки не опускался ниже двух третей, уж точно ниже половины (от себя добавлю: особенно с учетом имиджа радикальной оппозиции, который мог помочь полюбить Путина почти любому аполитичному гражданину). Замечу, что большинство из признающих это последнее десятилетие уверяли, что Путину и его режиму скоро конец, кто в силу политического долга, кто искренне веруя в это. В общем, все могло бы быть по-другому, но теперь уже не будет.

Ради чего это всё? Напрасно прекраснодушные думают, что ради торжества «прекрасной Украины настоящего», окончательного утверждения европейских политических ценностей и сокрушения монстра российского империализма. Вовсе не за горами то время, когда вполне консенсусным станет признание не только обоюдной, но и многосторонней вины за трагедию 2022 года – вины и России Путина, и Украины Порошенко-Зеленского, и Запада Байдена-Джонсона. Только красавчик Эрдоган избежит ответственности. Ибо грамотно выигрывает в номинации «самый здравомыслящий политик в период всеобщего безумия». Даже китайского лидера обошел. К трагедии 2022 года потомки будут относиться как к драке пьяных дураков на улице. Еще и с участием одного трезвого идиота по имени Запад.

Данный оценочный консенсус неизбежен, рекомендую всем вовлеченным в пьяную драку и все на свете забывшим из-за этой вовлеченности заранее психологически готовиться к именно такому оценочному исходу.

Ранее от Сергея Шмидта по теме:

Сергей ШМИДТ - серия статей

Серия статей Сергея Шмидта

Специальная межпоколенческая операция

На линиях соприкосновения происходят боевые соприкосновения. О «херсонской ретираде» было известно ещё в сентябре, уж точно – в октябре. «Ремарковщина» на Донбассе стала делом привычным. Никакого серьезного движения к миру или хотя бы к перемирию, скажем прямо, не происходит. Происходит вторая стадия конфликта, о которой писал ещё в марте, когда были надежды на то, что все ограничится первой стадией, надежды на достижение договоренностей и прекращение конфликта. Сампроцитируюсь: «Второй порог – крови проливается столько, что препятствием для остановки кровопролития становится опасение нарваться на вопрос, за что воевали-то, за что столько людей положили? Давайте-ка не в компромиссы играться, а довоевывать до настоящего победного результата!» Привел цитату вовсе не для того, чтобы похвастаться прогностическими способностями, которых у меня нет, а для того, чтобы не повторяться в описании происходящего. Из обнадеживающего – возможно, что не за горами третья стадия, о которой писал уже в апреле, на которой количество жертв и масштабы человеческих страданий достигают таких значений, что мир становится важнее победы для обеих сторон, следовательно из этой стадии возможен-таки выход к миру.

 
Вооруженное государство на историческом марше

Верховный «валдайствовал» три часа сорок минут, в очередной раз посрамив велеречивых вещунов-диагностов, уже не первый год сообщающих, что здоровья у Верховного совсем не осталось. Если исходить из предположения, что человек, обладающий чувством юмора, в принципе не может быть отнесен к людям, у которых поехала крыша, приходится признать, что «свежий Путин» испортил настроение и мазохистам из секты БДСП («бункерный дед совсем плох»). Пара-тройка отпущенных шуточек – про то, что он не представляет себя Хрущевым, да и про знаменитый авторский мем «они сдохнут – мы попадем в рай» – были вполне добротного качества. «Поехавшие» так шутить не умеют.

 
Конец прекрасной эпохи

Есть и злая ирония, и какая-то одновременно тонкая и высшая справедливость, когда всякий позволивший себе втянуться в чрезмерно ожесточенную политическую борьбу, не испытывающий ни снисходительности, ни жалости к врагам, «получает по бошке» не от поражения, а от победы своей стороны. Есть своя справедливость в том, что «фанаты девяностых», считавшие в свое время допустимым во имя открывшихся тогда преимуществ закрывать глаза как на откровенные безобразия эпохи, так и на страдания тех, кому преимуществ не хватило, «получили по гордыне» не от страшных коммунистов девяностых и даже не от тех, кто поддерживал тоже пугавшего их Евгения Примакова, а от прямого политического наследника своего возлюбленного Ельцина, ради воцарения которого в Кремле они сделали так много в 1999-2000 гг. Есть своя справедливость в том, что сторонники замечательных путинских нулевых и уже не таких замечательных, но все-таки замечательных путинских десятых – всегда настаивал и буду настаивать, что в перспективе ценностей простой обывательской жизни Россия прожила в это время двадцать лучших лет в своей истории – получили катастрофу своей «прекрасной эпохи» не от либералов, не от политической эмиграции, нет от враждебного Запада и не от сверхвраждебной Украины, а от самого Путина.

 
В августе падения Цезаря ждать…

В России давным-давно сложился миф об августе. Миф о том, что в августе у нас происходит что-то неожиданно-поворотное. Поэтому все, кому хочется «черного лебедя» и стремительных перемен, ждут августа, как месяца-мессию, как избавления, как глотка свежей воды. Чего уж, есть и такая традиция в России: в августе падения Цезаря ждать. Ну а мечтающим о… «превращении империалистической войны в гражданскую», так сам бог велел искать в календаре последний месяц лета.

 
Отложенные сроки

Июльское настроение у тех, кто не принадлежит ни к одному из двух лагерей «энтузиастов», повторило настроение июньское. Говоря по-простому, остается совершенно непонятным, как вылезать из той «ж…», в которой оказались основные участники «украинского сюжета», включая Европу и США, да и, откровенно говоря, всё человечество или значительная часть его, раз уж приходится всё чаще вспоминать о «голодающей Африке»?

 

Владислав Толстов - книжный рецензент

Видеосюжеты
Сергей Шмидт: Срок